Интервью

Фото: семейный архив

Волонтеры в борьбе с одиночеством

«Там абсолютно все хотят поговорить. Не было никого, кто отказался или попросил оставить его в покое. Все просят кофе, чай, кусочек пирога и т.д. Одному пациенту за 90 лет, и ему тяжело двигаться, но все равно было видно, насколько он хочет общаться..."

В ноябре волонтеры организации «Эзер Ми Цион» начали помогать больным в отделении коронавируса в больнице «Кармель» в Хайфе. Это совместный проект организации «Эзер Ми Цион», которая оказывает помощь больным по всему Израилю, в том числе и в транспортировке лекарств и медицинского оборудования — и больницы «Кармель». Раз в неделю около 10 волонтеров, выздоровевших от коронавирусной болезни, посещают отделение по лечению «короны» и стараются поддержать пациентов.

35-летий Йоси Мозес, отец пятерых детей, в течение многих лет — волонтер организации «Эзер Ми Цион». Йоси общественный деятель и член местного совета поселка Рехасим, отвечает за общественную безопасность и за информационный центр коронавируса.
Он рассказал  о своем опыте волонтёрства и о том, с какими сложностями в связи с коронавирусом сталкиваются жители Рехасим, большая часть которого — ортодоксальные евреи.

Волонтеры организации » «Эзер Ми Цион» в больнице. Фото: Эли Дадон

-Йоси, как вы поняли, что больны «короной», и какие были симптомы?

«В октябре я вернулся домой после рабочего дня и понял, что не чувствую запахи, пропало обоняние. На следующее утро я сдал тест на коронавирус, и он оказался положительным. Моя жена тоже заразилась, у нее болели мышцы и частично пропало обоняние. Слава богу, мы легко перенесли болезнь и кроме этих симптомов, у нас ничего не было».

-Расскажите о волонтёрстве в больнице «Кармель».

«Я уже много лет сотрудничаю с «Эзер Ми Цион», они предложили мне стать волонтером в отделении «короны», и я с удовольствием согласился. Раз в неделю я приезжаю в больницу «Кармель», до этого я заезжаю в филиал «Эзер Ле Цион» в Хайфе, забираю оттуда разное угощение, испеченное женщинами-волонерками, и напитки. Я надеваю костюм и маску, расставляю угощения на тележке, захожу в отделение и предлагаю все это пациентам. Если медицинскому персоналу нужна помощь, то я тоже помогаю. Например, подать что-то, подержать пациента для уколов или процедур и т.д.»

-Какие были ощущения?

«Когда я впервые надел защитный костюм и маску, и вышел из отделения спустя полтора часа, я был весь мокрый. Больше времени там находиться просто невозможно. Ты еле дышишь, ощущение, как будто ты внутри плотного полиэтиленового пакета, заклеенного на тебе со всех сторон, чтобы воздух не проникал внутрь.  В отделении очень много кислородных аппаратов, к ним подключены люди. Этот кислород выводится в пространство, и оно все пропитано вирусом. Такого нет на открытом воздухе.

В отделении ни к чему нельзя притрагиваться. Небольшую тележку, приготовленную «Эзер Ми Цион» для угощения, чтобы порадовать больных, запретили вытаскивать из отделения, так как она деревянная, и ее невозможно дезинфицировать».

-Как пациенты  реагируют на ваш приход?

«Они рады мне и ищут, с кем бы пообщаться. Такое сложилось у меня впечатление. Я их спрашиваю, откуда они. Удивительно, как люди, которых ты вообще не знаешь, ждут тебя с нетерпением, только ради того, чтобы ты угостил их чашечкой чая. Так как врачи выходят из отделения в полном  изнеможении, у них нет времени на долгие беседы по душам с пациентами. Телефоны больным тоже предоставила больница, так как не все могут вносить свои личные телефоны, если они не водостойкие.  Я помогаю пожилым пациентам делать видеозвонки». Конечно,  я провожу там довольно короткое время. Надо еще понимать, что меня никто не видит, а видят они человека в маске в полном обмундировании. В больнице хотят сделать карточку с фотографией тем, кто заходит в отделение, чтобы они хотя бы знали, как человек выглядит».

-Какого возраста пациенты?

«Большинство — довольно пожилые. Есть представители разных секторов. С арабоязычными пациентами я общаюсь знаками, подаю кофе, показываю на телефон, если хотят позвонить. Можно приспособиться, пару слов на арабском я знаю».

-Есть те, кому особенно тяжело?

«Там абсолютно все хотят поговорить. Не было никого, кто отказался или попросил оставить его в покое. Все просят кофе, чай, кусочек пирога и т.д.
Одному пациенту за 90 лет, и ему тяжело двигаться но все равно было видно, насколько он хочет общаться. Видно, что людям нужна компания. Человек все-таки социальное существо. Ужасно, что им не с кем поговорить. Ведь не все члены семьи могут прийти к ним. Нужно пройти множество проверок, чтобы разрешили навестить пациента, и получить много справок. Людей с хроническими заболеваниями не пускают. Это нелегко. И приходят они ненадолго, на минут 20-30. Больные психологически «ломаются». Такое одиночество переносить очень тяжело».

-Вы не боялись заходить в отделение?

«Нет, мы защищаемся, надевая на себя все защитное обмундирование.
Когда мы проверялись на антитела, из  15 человек только 5-7 вышли с антителами. У многих, переболелевших короной, нет достаточного процента антител в организме, с которыми разрешено входить в отделение, и поэтому волонтеров очень мало

-Опасно, и все же  вы пошли на это. Почему?

«Я люблю это. Многие удивляются, где я нахожу на это время. Тот, кто хочет, найдет время. Я делаю это для себя и для пациентов. Я люблю отдавать. Кроме того, я доверяю организации «Эзер Ми Цион». Ты чувствуешь, что помогаешь действительно тем, кто в этом сейчас нуждается.  Я думаю, что «Эзер Ми Цион» это серьезная организация, и поэтому самочувствие после такого дела становится лучше».

-Как обстоят дела с короновирусом в Рехасим?

«В отличие от обычных городов, в религиозных поселениях у жителей нет интернета и ватсапа, поэтому передача информации происходит по телефону. У нас работает телефонный центр, за который я ответственен, куда можно позвонить для полчения информации и помощи. Там я и узнал о многих сложностях больных «короной», об их страданиях и одиночестве. Главное ощущение — люди теряют здравомыслие».

-Те, кто вынужден сидеть в самоизоляции?

«Да. В час ночи ко мне обратилась женщина, которая заразилась «короной». Ее муж был на самоизоляции далеко от нее. Она была в истерике и умоляла, чтобы женщина, переболевшая «короной», приехала побыть с ней, так как ей тяжело быть совсем одной.  В этом случае я попросил ее госпитализировать , и в больнице ей стало лучше. Вернувшись, она была не в состоянии готовиться к субботе, и жители поселка ей помогли, принесли  всю необходимую еду для субботней трапезы. В нашем информационном центре обзванивают зараженных жителей и интересуются, как они, и чем им помочь».

«Я думаю, что надо обращать особое внимание на тех, кто одинок в этот период. Помощь нужна именно им. И это я вижу у себя в Рехасим. Отправить юноше, который находится в самоизоляции, банку колы и печенье, это же пустяк. Но  это внимание. Он позвонил и поблагодарил меня, хоть я  ничего такого не сделал. Людям, находящимся в самоизоляции можно с легкостью помочь и немножко облегчить их состояние.
Ваш сосед заразился «короной»? Уделите ему внимание. Пошлите ему маленькое угощение, угостите его чем-то вкусным, это помогает чувствовать, что ты не одинок»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x