Женская территория

Женские протесты в Польше. Фото: Bernt Sonvisen

Вперед, в Средневековье

В 21 веке в центре Европы женщин лишили права распоряжаться собственным телом... «Эту Польшу надо на время остановить. И создать новую»

В Польше уже неделю продолжаются массовые акции протеста против решения Конституционного суда, практически полностью лишившего женщин права на аборт. Теперь прервать беременность нельзя даже в том случае, если у плода обнаружен тяжелый порок развития. Сам аборт власть рассматривает, как убийство, а врача, прервавшего беременность, как убийцу. В 21 веке в центре Европы женщин лишили права распоряжаться собственным телом.

Решение Конституционного суда стало ответом на запрос депутатов сейма, большинство из которых представляли консервативную партию власти «Право и справедливость» (Prawo i Sprawiedliwość, PiS). Польское законодательство об абортах всегда было одним из самых суровых в Европе, но депутатам, которые поддерживают традиционные католические ценности, показалось этого недостаточно. Согласно «Закону о планировании семьи, защите плода и условиях прерывания беременности», принятому в 1993 году, сделать аборт женщина может только в трех случаях: если беременность угрожает ее жизни или здоровью; если, согласно заключению медиков, ребенок с высокой степенью вероятности родится с тяжелым и необратимым дефектом или неизлечимой болезнью, которая поставит под угрозу его жизнь; если ребенок был зачат в результате преступных действий – изнасилования или инцеста (что должно быть подтверждено прокурором).  Конституционный суд признал этот закон неконституционным. Не потому, что он ограничивает права женщин, а потому, что он недостаточно их ограничивает.

По мнению судей, большинство из которых были избраны от партии PiS, аборт, произведенный по эмбриопатологическим причинам, нарушает конституционный принцип права на жизнь. После того, как решение суда вступит в силу, прерывание беременности будет разрешено только в случае изнасилования или инцеста, или если здоровье матери находится под угрозой. Лишь двое судей не согласились с этим решением. «Закон не может обязывать к героизму и формулировать требования, которые невозможно выполнить для обычного человека; в неоднозначных ситуациях решение должно быть оставлено на усмотрение лица, которого оно касается», – заявил в своем особом мнении судья Леон Кирес. Он подчеркнул, что роль государства заключается в том, чтобы оставить решения в юридически и морально неоднозначных ситуациях тем, на кого эти решения напрямую влияют и кто непосредственно испытает их последствия, и «поддерживать их в каждом выборе».

По данным Минздрава Польши, в 2019 году в стране было сделано 1100 легальных абортов, 1074 из них – из-за неизлечимой болезни или патологии плода, 33 – в связи с угрозой жизни женщины, и только три – в связи с преступными действиями (изнасилованием или инцестом). Официальной статистики о том, сколько операций по прерыванию беременности проводится нелегально или заграницей, нет, но по оценкам правозащитников количество польских женщин, делающих аборты за пределами Польши, составляет от 80 до 120 тысяч в год. При этом правозащитники отмечают, что даже в том в случае, если у женщины есть законные основания для прерывания беременности, сделать это не так просто, поскольку на практике множество препятствий ограничивает доступ женщин к медицинской помощи. В частности, у врача есть право отказать ей в операции просто по религиозным соображениям.

Известен, например, случай Алиции Тыщенц, которая хотела прервать третью беременность в связи с тяжелой формой миопатии, но получила отказ и после родов практически полностью потеряла зрение. В 2007 году Европейский суд по правам человека присудил ей компенсацию, сочтя, что в отношение женщины нарушены ст. 8 (право на частную жизнь) и ст. 3 (отсутствие пыток, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение) Европейской конвенции о правах человека.

Пыткой можно назвать не только принуждение к родам женщины со слабым здоровьем, но и принуждение 9 месяцев вынашивать и рожать детей, у которых заведомо нет шансов не просто на нормальную жизнь, но зачастую даже вообще шансов на жизнь. «Политики и судьи отнеслись к польским женщинам как к недееспособным инкубаторам, лишенным права принимать решения относительно своей собственной жизни», — пишет Polityka и подчеркивает, что Комитет ООН против пыток постановил, что отказ в доступе к легальному аборту при определенных обстоятельствах вызывает настолько сильные физические и психические страдания, что может представлять собой пытку.

Однако глава PiS Ярослав Качиньски еще в 2016 году, когда партия пыталась провести законопроект, полностью запрещающий аборты, заявлял, что женщин заставят рожать даже мертвых младенцев, чтобы похоронить их по-христиански. Наверное, подобной извращенной форме мышления есть какое-нибудь название в справочниках по психиатрии, но к христианству это точно не имеет никакого отношения. Тогда этот законопроект вызвал массовые протесты (по стране прокатились 200-тысячные демонстрации), а также осуждение со стороны международных правозащитных органов и европейских институтов, и его рассмотрение пришлось отложить. И вот в прошлом году депутаты-консерваторы подали иск против закона 1993 года, видимо, решив, что признать неконституционным старый закон проще (тем более, когда все судьи – свои), чем принять новый.

Против позиции правительства выступили международные правозащитные организации –Amnesty International, Центр репродуктивных прав и Human Rights Watch. «Сегодняшнее судебное решение ставит под угрозу здоровье и жизнь женщин в Польше и нарушает обязательства Польши по международным договорам о правах человека воздерживаться от регрессивных мер, которые ограничивают права женщин на сексуальное и репродуктивное здоровье», – заявила директор Центра репродуктивных прав по Европе Ли Хоктор. – «Польша должна немедленно предпринять действия, чтобы привести свой закон в соответствие с законами других стран-членов ЕС и легализовать аборты по просьбе женщины или по широким социальным причинам, а также гарантировать женщинам полный и эффективный доступ к медицинской помощи в ситуациях, когда ее физическое или психическое здоровье находится под угрозой». С этим мнением согласна и комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович: «Устранение оснований для почти всех легальных абортов в Польше равносильно запрету и нарушению прав человека», — написала она в Twitter.

Возможно, принимая такое бесчеловечное решение в самый разгар пандемии, польские власти надеялись на то, что карантинные ограничения позволят избежать массовых протестов, но уже через несколько часов после решения КС на улицы польских городов вышли тысячи людей – не только женщин, но и поддерживающих их мужчин. Они пришли к Конституционному суду, к офису правящей партии, к дому Качиньского. Протестующие называют решение суда приговором для Польши, возвратом в средневековье, войной с женщинами. Их плакаты гласят: «Мое тело – мой выбор», «Аборт – это право», «Церковь – вон из политики», но чаще всего встречается плакат «Это – война». И это, пожалуй, самое точное отражение происходящего.

Многотысячные акции протеста прошли в Варшаве, Гданьске, Познани, Кракове, Щецине, Вроцлаве – в общей сложности почти в 100 городах Польши. Причем к протестам присоединились даже фермеры и жители сельской местности, традиционно голосующие за PiS. В воскресенье центрами протеста стали костелы, около которых прошли митинги. В Познани протестующие ворвались в костел и прервали богослужение с лозунгами «У католичек тоже есть право на аборт». Еще совсем недавно представить такое возмущение против католической церкви в Польше было просто невозможно, а сегодня уже раздаются голоса о том, что Польше пора стать светской страной. В понедельник протестующие заблокировали движение транспорта в Варшаве и ряде других городов, в столице акция переросла в стычки с полицией, применившей слезоточивый газ. Был применен слезоточивый газ и в городке Ясная Гура.

В среду в 80 городах страны прошла Национальная женская забастовка. «Эту Польшу надо на время остановить. И создать новую», – говорит Марта Лемпарт, лидер Общепольской забастовки женщин. Несколько дней назад правительство объявило о введении в стране карантинных ограничений «красной зоны» и запретило собрания группами более пяти человек, но это никого не остановило. Желающие участвовать в забастовке брали выходной или оформляли отпуск и выходили на улицы. К женской забастовке присоединились многие компании и предприятия, включая даже государственные органы. Так, например, к забастовке присоединилась Agora, издатель Gazeta Wyborcza. «Женская борьба – это тоже наша борьба. Мы повторим этот жест солидарности, чтобы каждый из наших друзей имел шанс принять участие в акции протеста», – сказал первый заместитель главного редактора редакции Ярослав Курский.

Поддержали забастовку женщин работники мэрии в Познани и Варшаве, сотрудники магистрата Гданьска. К протестам присоединились студенты и даже преподаватели. Символ красной молнии на своем профиле в социальных сетях также разместила Польская ассоциация учителей, написав о своей солидарности с протестующими. Мэр Варшавы Рафал Тшасковски выразил солидарность с бастующими и призвал жителей столицы понять объявленную забастовку: «Мы видим огромный гнев, ярость и эмоции. Я понимаю и разделяю эти эмоции, потому что эта власть невероятно цинична. Она приняла позорное решение в разгар эпидемии, без каких-либо консультаций, готовя ад женщинам», – сказал он. Польских женщин поддержали в Германии, Австралии, Венгрии, Бельгии, Швеции, Нидерландах, Норвегии, Финляндии, Австрии, Португалии, Люксембурге, Чехии, в Италии и Эстонии, где также прошли забастовки солидарности.

Но власть пока еще не верит, что это – война, и не понимает, что в этой войне, ее, вероятнее всего, ожидает поражение. То есть она понимает, что ситуация уходит из-под контроля, но, как всякая недалекая власть, видит в этом чью-то «руку». «В этих атаках есть элементы подготовки, может быть, даже тренировки. Это нападение направлено на уничтожение Польши», – заявил по поводу женской забастовки Ярослав Качиньский. Учитывая, что на недавних президентских выборах представляющему PiS Анджею Дуде удалось со скрипом победить только во втором туре, да и то с небольшим перевесом, набрав 51%, можно не сомневаться, что после такой войны следующие выборы могут оказаться для партии очень непростыми. Заполучить во враги женщин, лишенных права распоряжаться собственным телом, – это практически смерть для политиков.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x