Политика

Фото: Gili Yaari/Flash90

Взлёт и падение Биньямина Ганца

Говорят, Ганц сейчас ведет переговоры о присоединении к «Ямине». Хотя обе стороны это отрицают, но кто им поверит? Ганц готов присоединиться и к Саару. То есть теперь понятно, что никакой идеологии у Ганца нет. И оказавшись не нужным левому крылу, он готов податься к правым. Лицо политика с убеждениями уже потеряно.

В минувшую пятницу произошло то, что предсказывали многие (и я в том числе) уже несколько недель. В опросе по заказу газеты «Маарив» партия «Кахоль-Лаван» получила 2,75% голосов, что ниже электорального барьера в 3,25%. Бени Ганц пытался делать хорошую мину при плохой игре, ходил по телестудиям, раздавал интервью, говорил, что он сдаваться не намерен и пойдет на выборы. Ганц пытался убедить народ, что его решение пойти в коалицию с Нетаниягу было правильным, но, похоже, он даже себя уже не может в этом убедить.

А ведь как всё красиво начиналось! Генерал пришел как мессия, когда никто из действующих политиков уже не мог всерьез конкурировать с Нетаниягу. Потому что за каждым был шлейф разочарований избирателей. И тут появился бравый генерал-лейтенант, бывший начальник генштаба, человек с незапятнанной репутацией (увы, с репутациями у штатных политиков дело обстоит весьма неважно). Он объединил вокруг себя лагерь, который почему-то назвали левоцентристским. Наверное, потому что надо было этот лагерь как-то назвать в противовес право-религиозному. Хотя особой левизной программа «Кахоль-Лаван» не отличалась. Эта программа, как губка, впитала в себя идеи политического спектра от умеренно левого до умеренно правого. Сообщалось, что программа насчитывала много страниц, но, поскольку ее так и не издали, до народа довели только конспект программы. Впрочем, вся эта программа вполне описывалась одной фразой: «За всё хорошее против всего плохого». А главный тезис остался за пределом официального текста. Он заключался в двух словах: «Сместить Нетаниягу».

Конечно, сейчас задним числом легко оценивать ошибки Ганца. Как говорит еврейская мудрость: «Если бы я вчера был таким умным, как моя жена сегодня!» Сейчас говорят, что Ганц допустил ошибку, что между вторыми и третьими выборами не избавился от слабого звена в своем блоке: откровенно правых – правее Биби – Цви Хаузера и Йоаза Генделя. Именно они (вместе с переметнувшейся к Биби Орли Леви) помешали Ганцу реализовать угрозу (возможно, мнимую) принять закон, запрещающий возглавлять правительство, находясь под уголовным обвинением. Но стоит напомнить, что и Хаузер и Гендель были в партии «Телем», и их в список включал не Ганц, а Яалон.

Было ли ошибкой коалиционное соглашение Ганца с Нетаниягу? Ну, уже тогда я, и не только я, считал это даже не ошибкой, а аморальным поступком. Прежде всего, это нанесло серьезный репутационный ущерб Ганцу. Когда ты «кидаешь» своих партнеров,  а именно это сделал Ганц, такое не прибавляет тебе поклонников.  Оправдания, что это сделано исключительно, чтобы создать чрезвычайное правительство и спасти страну от коронавируса, звучит сейчас (и звучало тогда) не слишком убедительно. Во-первых, маленькое переходное правительство правых справлялось с вирусом ничуть не хуже (хоть и не лучше), чем созданное большое. Борьба с коронавирусом — это не вопрос идеологии. Во-вторых новое гигантское «паритетное» правительство сразу стало предметом насмешек (по словам Лапида, министры ничего и по делам никаким). В-третьих, любому мало-мальски сведущему в политике человеку сразу стало ясно, что Ганц никогда не станет главой правительства по ротации, и для меня до сих пор загадка, неужели он был настолько наивен, чтобы поверить Биби? Я не знаю, с каким коэффициентом принимали букмекеры подпольных тотализаторов ставки на шансы Ганца, но думаю, что с очень большим. Во всяком случае, именно тогда мне стало ясно, что Ганц не только не будет премьером, но даже и не годится в премьеры.

Следующий «контрольный пункт» был 23 августа. Да, позиция Ганца, в случае, если бы он настоял на своем ультиматуме и пошел на выборы, была бы хуже, чем в марте. И наверняка всё равно и тогда Саар спутал бы карты всех игроков. И итог для Ганца, наверное, был бы немногим радостней, чем сейчас.  Но всё же я думаю, что выполнить своё обещание было лучше, чем продолжать уступать Нетаниягу во всём, теряя уважение тех, кто за него голосовал.

Однако, Ганц пошел на компромисс, предложенный Хаузером и Генделем, отложив принятие бюджета до конца декабря.  А Нетаниягу, возможно, и не умышленно, продолжал унижать и Ганца, и министра иностранных дел Ашкенази.  Договора с Эмиратами и Бахрейном,  нормализация отношений с Суданом и Марокко – всё это было сделано в тайне от людей, которым по  долгу службы полагалось принимать в этом участие. Другое дело, что Нетаниягу знал заповедь персонажа «Семнадцати мгновений весны»: «То, что знают двое, знает и свинья». В данном случае, я на стороне Биби.

И, наконец, развернулась драма конца декабря. Когда уже на фоне возникновения партии Саара Ганц окончательно потерял лицо, и открыто признавая, что  ему не быть главой правительства,  пытался продержаться хоть еще несколько месяцев и вел закулисные переговоры с Нетаниягу. Он даже был готов ограничить полномочия министра юстиции в части назначения судей и руководителей правоохранительных структур – то, о чем мечтал Биби —  в обмен на скорейшее принятие бюджета, который уже, в сущности, был просто предлогом, а не целью. Когда он понял, что фракция не готова поддержать его стремление к отсрочке для дальнейшего торга (Ганц надеялся, что теперь и Нетаниягу невыгодны выборы, и тот пойдет на утступки), он совершил еще один некрасивый поступок: попросил депутатов фракции не явиться на голосование законопроекта о продлении срока принятия бюджета, надеясь, что желаемый законопроект примут без его участия. Чем всё закончилось – мы помним. Трое членов его фракции проголосовали против законопроекта, и кнессет был распущен.

А дальше начался распад «Кахоль-Лаван». Оказалось, что депутатов этой партии не объединяла никакая идеология. Собственно, это было ясно всегда. Самые медийные и популярные депутаты, которые могли рассчитывать на места в списках других партий, побежали с тонущего корабля. Называть их крысами я бы не стал. Скорее, в спасательные шлюпки спустились пассажиры первого класса. Направо – к Саару — ушли Хаузер и Гендель. Налево — Мейрав Коэн и Ави Нисанкорен. Ушли Ашкенази, Хаймович, Замир, Шай…
Возникла парадоксальная ситуация. Продолжающая быть правящей партия с 15 министерскими портфелями сейчас по опросам даже не проходит в кнессет!

Говорят, Ганц сейчас ведет переговоры о присоединении к «Ямине». Хотя обе стороны это отрицают, но кто им поверит? Ганц готов присоединиться и к Саару. То есть теперь понятно, что никакой идеологии у Ганца нет. И оказавшись не нужным левому крылу, он готов податься к правым. Лицо политика с убеждениями уже потеряно. Возникает вопрос: зачем он правым? Вряд ли он принесет мандаты, но деньги принести сможет. «Кахоль-Лаван» «стоит» 20 миллионов шекелей на предвыборную кампанию. Впрочем, возможно, свои пять-шесть мандатов в конце концов Ганц сохранит и под брендом «Кахоль-Лаван».

Так что же, ничего хорошего Ганц не сделал? Почему же? Он не дал сделать угодные Биби назначения в правоохранительные органы, не дал провести закон, защищающий того от суда. И он в очередной раз показал, что командовать армией и руководить демократической страной со сложной социальной и этнической структурой – это две разные профессии. Вторая оказалась генералу Ганцу не под силу.
Возможно, и даже очень, что, если будет создано правительство без «Ликуда», для Ганца найдется какое-нибудь второразрядное министерство. Но кому это интересно, кроме него самого?

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x