Конфликт

Противостояние армии и палестинцев в Наби Салах. photo by Issam Rimawi/FLASH90

Наш путь в Гаагу: еще можно развернуться

В Израиле пытались заявить, что это происки антисемитов довели нас до Международного уголовного суда в Гааге. Но правда в том, что мы сами проложили себе дорогу туда. Это вполне логичный результат, когда руководствуешься в своих действиях "доктриной Дахии" и ведешь себя, не задумываясь о завтрашнем дне.

В мире Нетаниягу и группы его пропагандистов считается, что наш путь в Гаагу проходит через сверкающие европейские залы, где собираются противники Израиля и плетут антисемитские заговоры, потирая руки. Эдакие сионские мудрецы, только в зеркальном отражении. На самом деле правда еще тяжелее и печальнее.

Хотя решение, вынесенное в прошлую пятницу, и подписано группой судей международного суда, причины его появления кроются исключительно в действиях Израиля. Мы проводили одну военную операцию за другой, игнорируя черный флаг, реющий над политикой массивных обстрелов, взятой на вооружение высшими политическими и военными эшелонами. Мы захватили землю, построили поселения и оправдывали факт наличия аванпостов, не думая ни о завтрашнем дне, ни о палестинцах, ни о мире. Будто законов и суда не существует. Вы спросите, как мы попали в Гаагский суд? Что ж, мы попали именно туда, куда направлялись.

2204 палестинца были убиты летом 2014 года в результате обстрелов Армии обороны Израиля. Почти две трети из них не принимали участия в боевых действиях, 526 из них были детьми. 18 тысяч домов были разрушены или серьезно повреждены, а более 100 тысяч человек остались без крова, согласно данным организации «Бецелем». Ответ одного из свидетельствовавших перед нами солдат на вопрос, какие указания были даны ему и товарищам по поводу стрельбы, объясняет, пусть и частично, ужасные статистические данные. Он сказал: «Если вам кажется, что это мужчина, стреляйте. Это было просто: вы находитесь в зоне боевых действий, этот район взорвали за несколько часов до вашего появления там. Если там есть человек, не выглядящий однозначно невинным, наверное, стоит его застрелить». Интервьюер спрашивает солдата, каковы критерии невинности. «Если вы видите, что человек ростом ниже 140 см. Или вы видите, что это девушка. Вы оцениваете это на расстоянии. Если это мужчина, нужно стрелять».

«Если вы видите, что человек ростом ниже 140 см. Или вы видите, что это девушка. Вы оцениваете это на расстоянии. Если это мужчина, нужно стрелять»

Однако отдельные перестрелки, в которых нарушались инструкции по открытию огня, лишь отчасти дают представление о происходящем. То же самое и с немногими расследованиями, которые были начаты преимущественно против рядовых солдат, и подавляющее большинство из которых закончились ничем. Настоящая проблема заключается в объявленной Израилем политике открытия огня, которую в Ливане назвали «доктриной Дахия». Ее суть заключается в непропорциональном использовании воздушного и артиллерийского огня при обстреле городов и деревень.

Результат был известен заранее, особенно когда доктрину объедтнили с так называемым «Этическим кодексом борьбы с терроризмом в гражданской среде». Например, бригадный генерал запаса Илан Паз написал во время операции: «В прошлом я состоял в комиссии ЦАХАЛ, которая проанализировала этический кодекс борьбы с терроризмом в гражданской среде и изменила его. Комиссию возглавлял тогдашний начальник военных училищ, генерал-майор Амос Ядлин, а в ее состав входили профессор Аса Кошер и другие люди. Когда комиссия закончила работу, я отказался подписывать ее рекомендации. Я подумал, что это была однозначная инструкция по обстрелам гражданского населения. Результаты можно было увидеть во время операции «Нерушимая скала». Я не говорю об ошибках, они случаются в период боевых действий. Я говорю о протоколе действий, о все том же этическом кодексе, о его воплощении в жизнь и об ужасных последствиях. Нет и не может быть никакого оправдания бомбардировкам подобного масштаба».

Во многом именно поэтому мы давно заявили, что расследование действий руководства ЦАХАЛа следует вывести за пределы компетенции армии. В заключительном абзаце предисловия к книге свидетельств солдат «Как мы сражались в Газе в 2014 году» мы написали: «Данные, полученные из свидетельств очевидцев, требуют глубокого и честного изучения действий ЦАХАЛа во время операции «Нерушимая скала». Подобный анализ станет эффективным и значимым только в том случае, если он будет проводиться внешним и независимым органом. Организациями, под чьим руководством можно будет изучать действий высших эшелонов власти в системе безопасности и на политическом уровне. Любая другая проверка приведет, как уже неоднократно доказывалось, к перекладыванию ответственности на нижние и средние эшелоны армейской системы. Это сведет на нет возможность привести к системным изменениям и предотвратить повторение суровой реальности, которую мы наблюдали в секторе Газа летом 2014 года».

«Данные, полученные из свидетельств очевидцев, требуют глубокого и честного изучения действий ЦАХАЛа во время операции «Нерушимая скала»

Принято считать, что Международный уголовный суд был создан, чтобы заполнить вакуум, существующий в менее организованных государствах, чем Израиль. Легко представить хаотическую ситуацию, вроде обстрелов фалангистской милиции, требующую вмешательства извне. Но, возможно, преступления совершаются не только «там».

Поселенческая политика Израиля, которая на протяжении десятилетий систематически регулируется официальными и контролируемыми механизмами, полностью противоречит обязательным международным нормам. Всей своей сутью она бросает вызов тому, что разрешено и приемлемо, и стремится институционализировать реальность встроенного в структуру общества неравенства, порождающего класс правителей и подчиненных. Де-факто аннексия не только усугубляет угнетение, но и усердно работает над его закреплением.

Сигнал, полученный нами на этой неделе из Гааги, необходимо использовать для пересмотра всей оккупационной политики. Мы должны напомнить себе, что тот, кто пытается избежать расследования в Гаагском суде не должен прибегать к уклончивым аргументам

Год за годом мы любовно создавали свой «пузырь» для жизни. Мы отказывались видеть и слышать предупреждения. Обвиняли в предательстве или антисемитизме любого, кто пытался взломать стены безразличия. И убедили себя, что созданные нами правила позволят нам продолжать насильственно править миллионами бесправных людей. Сигнал, полученный нами на этой неделе из Гааги, необходимо использовать для пересмотра всей оккупационной политики. Мы должны напомнить себе, что тот, кто пытается избежать расследования в Гаагском суде, не должен прибегать к уклончивым аргументам и юридической казуистике. И что самый верный способ не быть обвиненным в военных преступлениях — это не совершать их.

Я не знаю, как и какими темпами будет продвигаться международный судебный процесс, но я знаю, что он не свалился на нас внезапно, и проблема не возникла на ровном месте. Мы пришли именно туда, куда направлялись. Но все еще можно развернуться и выбрать другой путь.

*Авнер Гвариягу — генеральный директор организации «Шоврим штика»

Оригинал н сайте «Сиха мекомит»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x