Еврейский мир

Протестующая молодежь в Иерусалиме. Фото: Photo by Olivier Fitoussi/Flash90

Волна насилия с еврейской стороны

Ультраортодоксы будут вынуждены придумать для себя  ультраортодоксальную идентичность, которая не будет зависеть от такого жесткого жизненного пути и такой самоизоляции от окружающего общества и современного мира. Или им снова придется стать небольшой эксклюзивной группой. Или община вообще развалится.

Одна из интересных особенностей недавней волны насилия в Иерусалиме (с еврейской стороны) — это очень заметная активность ультраортодоксальной молодежи, находящейся на задворках ультраортодоксального мира или вообще выпавшей за пределы ультраортодоксальной общины. Это те самые юноши, которые составляют сегодня большую часть молодежи из группы риска в Иерусалиме, хотя не все участники волнений были иерусалимцами.

До недавнего времени вербовщики «Лехавы» и других подобных организаций в основном проводили агитацию серди юношей из умеренно религиозных семей, живущих на периферии Иерусалима. Я не думаю, что им удалось собрать больше нескольких десятков таких активистов. Насколько я помню, именно лето 2014 года стало поворотным моментом, когда впервые не несколько десятков, а несколько сотен молодых людей бродили по улицам Иерусалима в поисках арабов, которых можно было избить. Это была ночь, когда похитили и убили Мухаммада Абу-Хадира. Похоже, сейчас демографические изменения еще более заметны.

Лето 2014 года стало поворотным моментом, когда впервые не несколько десятков, а несколько сотен молодых людей бродили по улицам Иерусалима в поисках арабов, которых можно было избить. Это была ночь, когда похитили и убили Мухаммада Абу-Хадира. Похоже, сейчас демографические изменения еще более заметны

Это учит нас тому, что игнорирование проблем и передача их следующему правительству и следующему поколению приводит к тому, что проблемы распространяются  как метастазы. Дело в том, что ультраортодоксальная модель просто нежизнеспособна. Она неплохо регулировала жизнь внутри небольшой общины, но эта система полностью провалилась по мере роста ультраортодоксального сектора.

Кстати, я не думаю, что дело в том, что община разрослась. Серьезно, никто не услышит от меня причитаний об уровне рождаемости у ультраортодоксов. Я искренне желаю им здоровья и успехов. Я говорю о том, что ультраортодоксальный этос является элитарным по определению, а элита — это всегда узкая прослойка.

«Общество учащихся», людей, которые посвящают жизнь изучению Торы, исторически было очень ограниченным явлением. Оно оставалось ограниченным даже после перехода от традиционной ешивы к современным ешивам и от эксклюзивных учебных заведений для десятков учащихся — к эксклюзивным учебным заведениям для сотен ешиботников. И ультраортодоксальная община не справляется с этим переходом от эксклюзивности — к массовости явления.

Когда все сотни тысяч мальчиков, рождающихся в ультраортодоксальных семьях, должны успешно пройти очень сложный курс обучения, который когда-то был предназначен для немногих, происходит много неприятных вещей, и общий уровень снижается. Ешеботники будут делать вид, что учатся, но на самом деле не будут учиться. Многие просто окажутся не у дел, за пределами ешив. Для некоторых найдется какое-то применение внутри общины, но для многих его не будет. Именно по этой причине мужчины из ультраортодоксального мира пополняют ряды молодежи из группы риска. Многие из них находят в расистском и насильственном национализме способ стать частью израильского этоса в качестве граждан, вносящих свой вклад в общее дело. Что не особо лестно и для израильского этоса.

Суть в том, что любая группа людей не может расти количественно, не претерпевая качественных изменений. И это большая проблема для группы, основное кредо которой — сопротивление переменам. Однако есть кредо и есть реальность. Нынешние ультраортодоксальная община, какой мы знаем ее, является продуктом 20-го века. Община была другой (если вообще можно сказать, что она была) в 19-м веке и будет другой в 21-м веке. Если она вообще будет.

Нынешние ультраортодоксальная община, какой мы знаем ее, является продуктом 20-го века. Община была другой (если вообще можно сказать, что она была) в 19-м веке и будет другой в 21-м веке. Если она вообще будет

Ультраортодоксы будут вынуждены придумать для себя  ультраортодоксальную идентичность, которая не будет зависеть от такого жесткого жизненного пути и такой самоизоляции от окружающего общества и современного мира. Или им снова придется стать небольшой эксклюзивной группой. Или община вообще развалится.

Больше всего удручает, что это  зависит лишь от самой общины. Если вы не ультраортодоксы, вы ничего не можете поделать, а большая часть ваших действий будет только мешать. И это очень нервирует, потому что страдают от происходящего не только ультраортодоксы, но и все мы.

Если вы дочитали до этих строк, я позволю себе бесстыдную саморекламу. Подобные события — одна из миллиона причин, по которым так важно знать историю. В моей серии видеолекций по истории евреев Восточной Европы я еще не дошел до ультраортодоксов, потому что мы говорим о начале 19-го века. Но в ближайшей лекции пойдет речь о том, как изучение Торы меняется с переходом к современности и к началу формирования новой модели общины, которая позже распространится и на группу ультраортодоксальных женщин. Меня не слишком удивляет, что проблемы того периода очень напоминают сегодняшние.

Блог автора на ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x