Еврейский мир

Хасидская невеста. Photo by Yaakov Naumi/Flash90

О крышках и кастрюлях

На брачном фронте в харедимном обществе все твердо знают: кастрюле положена крышка. Переженят всех. Даже не сомневайтесь. Буквально через неделю после того, как в общине стало известно о нашем грядущем разводе, к моему пока еще мужу явилась сваха с предложением...

В новостях недавно сообщили, что раввинатский суд позволил мужчине из ультраортодоксальной общины жениться во второй раз, несмотря на то, что его бракоразводный процесс с первой женой еще не завершен.

Оставим в стороне вопрос, возможно ли такое развитие событий в обратной ситуации: если муж отказывается давать жене развод, и ей разрешают (в виде исключения, собрав нужное количество подписей) выйти замуж до получения разводного письма. (Кстати, ответ — это абсолютно невозможно.)

Но сейчас не об этом. Сейчас о кастрюлях с крышками.

При чем тут кастрюли с крышками, спросите вы? На самом деле, связь самая прямая!

Есть на иврите расхожее выражение: «У каждой кастрюли есть своя крышка». Именно это и происходит на брачном фронте в харедимном обществе: кастрюле положена крышка. Непременно. Даже если эта кастрюля ощущает себя немного сковородкой или вовсе сотейником. Даже если кастрюля хочет временно побыть без крышки, передохнуть. Даже если без крышки можно было бы вообще прекрасно обойтись, выбора нет. Крышка быть должна, и точка. «Врач сказал — в морг, значит, в морг».

Женят всех без исключения. Здоровых и хворых. Богатых и бедных. Образованных и не очень. Тех, кто хотят жениться, и тех, кто не хочет. Что значит не хочет? Положено хотеть!

Недавно была я в гостях у почтенной раввинши из хасидской общины, женщины очень известной в своем кругу. Разговаривали мы о разном, в том числе о моем предстоящем разводе. Я спросила ее: «Ривка, а может мужчина не жениться? Ну вот не хочется ему, не видит он себя в роли мужа, отца, главы семьи с ярмом на шее и всем таким? Может он не жениться — не из-за проблем со здоровьем, не из-за психических отклонений, а просто потому что ему так кажется более подходящим для себя?» Она удивленно на меня посмотрела, задумалась: «Нет, если он нормальный, не психически больной, то как это — не жениться?» Действительно, как это?

Итак, женятся все. Есть в этом и некий плюс (относительный, правда, лишь на первый взгляд). Тем, у кого пониженная самооценка и комплекс неполноценности, эта гарантия семейной жизни (не счастья, не путать! семейной жизни) даст некое спокойствие: каким бы убогим человек себя не ощущал, пару ему найдут. Как бы ни была не очень удачна девочка, свахи подберут ей мальчика. Некрасивые, не успешные, не очень здоровые – нет повода волноваться, что в вашу сторону прекрасный принц не посмотрит: при системе сватовства у свахи есть списки как первосортного товара, так и уцененного.

Я помню себя в возрасте 16-17 лет. Я считала себя крайне некрасивой, неуклюжей, неудачной во всех отношениях. Была уверена: живи я в обычном обществе, никто на меня, крокодилицу, и не посмотрел бы, вековала бы в девках. А тут душа радуется: можно не беспокоиться, придет время и кого-нибудь мне подберут, хоть самый завалящий да женится.

Действительно, в завалящих недостатка не было. Первым предложением от свахи явился молодой человек из хасидской семьи. К молодому человеку прилагалось приданое, большая семья, все блага земные — с оговоркой, что с психикой у него проблемы, на таблетках. Но зато семья-то какая! Ну а что: я второсортная, поскольку из России, он второсортный, поскольку психически нездоров.

Второй претендент с головой дружил, но у него не хватало пальцев на обеих руках. Алгоритм второсортности я уже поняла, поэтому долго сваху не слушала, несмотря на ее сладкоречивое «Инвей агефен бэинвей агефен» — две сплетающиеся грозди винограда, чего нет в нем  — есть у меня, а недостающее во мне восполнит он. У меня пальцы, у него деньги и хасидская опять-таки семья.

Я в итоге предпочла третий вариант с головой и пальцами, но ассортимент женихов на любой вкус и цвет произвел на меня большое впечатление. Вот уж действительно беспокоиться нечего даже в самом провальном и кажущимся безнадежным случае.

Со сватовства моего прошло ни много ни мало 23 года. Я успела выйти замуж, родить детей, стать светской, запустить свой собственный бракоразводный процесс. А как же дела у кастрюль с крышками? Изменилось ли что-то за это время в хасидской семье? Ничуть. Буквально через неделю после того, как в общине стало известно о нашем грядущем разводе, к моему  пока еще мужу явилась сваха с предложением. Причем не напрямую, а через знакомых — чтобы приятнее было, видимо, чтобы в общине шушукались качественнее.

Куй железо, пока горячо — слишком слабое выражение для такой извращенной ситуации, на мой взгляд. Дайте хоть вещи вынести! — взмолилась я, — дайте из квартиры съехать. Муж тоже негодовал: как воронье слетелись, не дают с одной женой разойтись, как уже вторая на подходе? А передохнуть? Нет, известно что «между первой и второй перерывчик небольшой», но не до такой же степени! Мы ж еще не разошлись, это дело не одного месяца — даже полюбовный развод занимает время!

Но машина слухов в этом обществе работает четко и сбоев не дает. И если кто-то ощущает себя больше кастрюлей, нежели полноценным человеком, то ему непременно подберут крышку — он даже охнуть не успеет. Хочет он или нет, в разводе или только собирается, уладил свои дела с предыдущим партнером — дело десятое. Женят, даже не сомневайтесь.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x