Блогосфера

Все говорят, что мы в центре, но немногие знают, чего

Фото:El colleccionista, flickr.com

Фото:El colleccionista, flickr.com

Несколько дней назад на сайте РеЛевант была опубликована статья Давида Эйдельмана под броским названием «Идеология «ради кала». Взяв за основу старый бородатый анекдот, автор этой статьи утверждает, что любые крайности – это не что иное, как «кал», и люди, ударяющиеся в крайности, то есть, бескомпромиссно следующие тем или иным принципам, тянутся к этой субстанции во внешнем мире, так как переполнены ею сами. «Приличные» же люди всегда и во всем твердо держатся «золотой» середины.

Эйдельман пишет: «Радикалы, как правило, если отказываются от одной крайней позиции, то вовсе не для того чтобы уйти в центр. Они, минуя середину, моментально оказываются на противоположном краю. Ибо они просто склонны к радикализму. И только и делают, что подыскивают свой вариант». А затем, в качестве завершающего аккорда, ссылается на слова Гитлера, изящно переиначивая их на свой лад: «Это ведь ещё Адольф Гитлер заметил, что из ярого ретивого коммуниста может получиться добротный фанатичный нацист, но нет никого хуже для перековки, чем умеренный центрист, розовый социал-демократ или либерал, отягощенный мелкобуржуазной моралью».

Фото из архива Riksarkivet

Фото из архива Riksarkivet

Действительно, Гитлер отмечал, что коммунистов довольно легко перековать в нацистов. А вот кто гораздо тяжелее поддается перековке – так это социал-демократы. Об «умеренности» и «розовости» речи не шло – ведь социал-демократ может быть не менее ретивым, нежели коммунист. А была еще и немецкая анархическая организация FAUD (Freie Arbeiter Union Deutschlands) — весьма ярая и ретивая, хоть и относительно малочисленная, а потому и подвергшаяся гонениям даже раньше коммунистов. Однако из ее рядов притока новоявленных членов НСДАП не наблюдалось и в помине. Что же касается коммунистов, то их, в отличие от социал-демократов или анархистов, роднит с нацистами вовсе не степень «ретивости», а идеологическая схема, постулирующая безусловный приоритет государственного аппарата над личностью и наличие ультимативного врага – будь то расового или классового. Поэтому многие коммунисты и обращались в нацизм так же, как в свое время иудеи массово и с готовностью принимали ислам, поскольку основополагающий принцип их веры – принцип единобожия – не нуждался в пересмотре. Именно это и имел в виду Гитлер, а вовсе не то, что «радикализмы» любого толка с легкостью взаимозаменяемы.

Весьма примечательна и первая часть статьи, в которой автор то ли явным образом противоречит сам себе, то ли становится на позицию своего друга и соратника – фашиствующего без всяких оговорок и реверансов в сторону политкорректности Авигдора Эскина. Резюмировать эту часть статьи можно следующим образом: «Раз куришь план и гомофил, то, значит, ждет тебя ИГИЛ». Эйдельман пересказывает статью из журнала Foreign Policy об Ибрагиме Абдесламе, взорвавшемся в парижском кафе в ноябре 2015-го года. Как выясняется, совсем незадолго до теракта он посещал гей-клубы и курил травку. Как пишет Эйдельман, Ибрагим и помогавший ему брат «пришли к салафитскому джихадизму, зависая в гей-клубах, флиртуя в обычных барах и не бросая косяка». Но что может быть более «розовым» и «умеренным» с точки зрения «мелкобуржуазной морали», чем подобное времяпрепровождение? Какая же это крайность? Ведь не в подпольных же коммунистических ячейках они зависали, планируя диверсии против капиталистического мироустройства. Впрочем, если судить с точки зрения ярого ревнителя еврейской традиции, такого как Эскин, то ЛГБТ-культура и джихадистский ислам действительно представляют собой два противоположных полюса, являющихся в одинаковой степени безусловным злом. Однако в устах автора статьи, позиционирующего себя как либерала и записного борца с гомофобией, подобное противопоставление выглядит, по меньшей мере, странно.

фото Г.Франковича

фото Г.Франковича

В качестве иллюстрации к своему тезису Эйдельман упоминает ультралевого парня, переметнувшегося в крайне правый лагерь. История этого человека мне незнакома, поэтому судить о его мотивах и мировоззренческих метаморфозах я не могу. Но поскольку автор статьи неоднократно приводил в пример и лично меня в качестве закоренелого радикала, также совершившего бросок из края в край, но в противоположном направлении, то буду говорить о себе. Действительно, около 15 лет тому назад я принимал участие в факельных шествиях гиперсионистов и читал доклады о том, что война – это единственный способ поддержания жизни нации (что, в общем-то, абсолютно верно, и сегодня я лишь укрепляюсь в этом убеждении). Что заставило меня отказаться от моих тогдашних взглядов, какие события, произошедшие за 10-летний период, перевернули мое мировоззрение – все это материал даже не для статьи, а для книги. Но речь здесь не о моей биографии. Интересно другое. Центрист Эйдельман написал про меня, обыграв название одной из моих статей о завуалированном расизме левого лагеря, что, уйдя «влево», я оказался «в самом углу, откуда даже активисты Шалом Ахшав выглядят злобными пауками, плетущими националистические сети».

А почему, собственно, «влево»? Скорее уж в сторону от израильской «право-левой» дихотомии. В Израиле, как известно, «правизна» или «левизна» определяются отношением к палестино-израильскому конфликту. «Левые» — это те, кто ратуют за мирный процесс и отстаивают идею «двух государств для двух народов». Они поддерживают палестинское национальное самоопределение, выступают за эвакуацию еврейских поселений и считают, что Израиль должен отступить к границам 1967-го года (или 1948-го года). Но те, кто меня знают и читают мои статьи, должны быть в курсе, что с моей точки зрения создание двух национальных государств – еврейского и палестинского – является кратчайшей дорогой к катастрофе. Я никоим образом не поддерживаю «мирный процесс», нацеленный на размежевание. Напротив, я выступаю за единое государство всех граждан. Не двунациональное или однонациональное, а именно общегражданское государство, в котором с точки зрения государственных инстанций (раз уж упразднить их на данный момент невозможно) национально-религиозная принадлежность граждан будет иметь такое же значение, как цвет глаз или сексуальные пристрастия. То есть, ни малейшего значения. Интересовать государство должно лишь одно – гражданин ты Израиля или нет, а также готов ли ты придерживаться основополагающей нормы цивилизованного мира: никаких ограничений и никакого насилия над личностью ради каких бы то ни было надличностных целей, будь то религиозных, общественно-моральных, национальных или политических. Единственно приемлемые ограничения – направленные на пресечение насильственных действий одних людей над другими.

Фото с официальной страницы организации " Шалом ахшав"

Фото с официальной страницы организации » Шалом ахшав»

Так почему же, стоя на подобных позициях, я должен чувствовать большее родство с «Шалом Ахшав», нежели с Беннетом? Ведь и «Еврейский Дом», и «Ликуд», и» Сионистский лагерь», и «Шалом Ахшав», и даже МЕРЕЦ пребывают во власти этнонационалистической парадигмы, воспринимаемой в Израиле как нечто само собой разумеющееся. Выход же за рамки этой парадигмы считается экстремизмом. Хотя в Европе, откуда я недавно вернулся, люди отказываются верить в то, что в Израиле нет ни одной партии, ратующей за общегражданское государство от моря до Иордана. И когда я говорю, что считаюсь радикалом, так как государство, по моему убеждению, должно принадлежать в равной степени всем его гражданам, а не определенной этнорелигиозной общности, у них от удивления расширяются глаза.

Возвращаясь к теме «радикализм vs. центризм», можно сказать, что так называемые «центристы» являются самой надежной подпоркой для господствующей идеологии в условиях авторитарно правящего режима. Куда более надежной, нежели фанатичные приверженцы этой идеологии. Тот, кто декларирует себя центристом, намертво вписан в идеологическую клеточку, очерченную властями. Его видение мира строго ограничено краями этой клеточки, и он считает себя свободным, находясь в ее центре и не будучи способен воспринять ничего, что находится за ее пределами. В отличие от радикалов, центристы сохраняют способность к мимикрии и маневрированию в соответствии с обстоятельствами, но исключительно в существующих идеологических рамках, что позволяет поддерживать иллюзию свободы и плюрализма мнений. Нетаниягу, Путин, Эрдоган и подобные им властолюбцы, думаю, прекрасно это сознают и не устают повторять про себя: «Господи, благослови центристов, и избавь нас от фанатичных сторонников».

Блог автора в ФБ

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x