Блогосфера

An orthodox Jewish woman prays at the Western Wall, in jerusalem's Old City. December 18, 2014. Photo by Danielle Shitrit/FLASH90 *** Local Caption *** îúôììú úôéìä àéùä ðùéí îöìîä ëåúì

Когда праздник становится кошмаром

Месяц Элул и особенно канун Рош аШана я терпеть не могла. Невероятно трудно в течение столь долгого времени стараться соответствовать тому, что не чувствуешь. Ну а просить прощения непонятно у кого непонятно за что - мне каждый раз было сложно. Да и вообще жить вот так, "под прицелом", непросто. То есть мозгами я понимала и себя уговаривала: я плохая, вот тут делала плохо, и тут не так как надо, и даже благочестивые учительницы из нашей школы показывали нам пример: вели блокнотики с записями своих грехов, чтобы за них перед Рош аШана попросить прощения - но уговоры уговорами, а действительно проникнуться всем этим было и сложно, и утомительно. 

Из фейсбук-группы «Исповедь датлаша»:

«В этом году я решила ни у кого не просить прощения, даже из вежливости. Лишь сейчас я осознала, насколько токсичным для меня был раньше месяц Элул.
В школе я страдала от панического страха, от ненависти к себе и своим недостаткам. Обсессивное раглядывание своих грехов в течение целого месяца, надрывное раскаяние — это было для меня ядом.
Каждый год заново месяц Элул превращался для меня в пытку. Тут я поступила плохо, там оступилась, здесь согрешила. В школе это превращалось в марафон самоуничижения, кто круче раскаивается, кто громче исповедуется. Ощущение было, что если ты недостаточно коришь себя за содеянное и несодеянное, с тобой что-то не в порядке и это уже само по себе плохо и должно порицаться.
Ежегодно месяц Элуль и первые десять дней месяца Тишрей были интенсивным триггером для депрессии, остающейся со мной надолго. Бесконечные лекции о раскаянии, поощрение тех, кто в молитве плачет и взывает к Небесам, подпитывали некомфортную атмосферу.
Хватит! Я человек. Я всего лишь человек с естественными недостатками. Это нормально. И я не должна ни перед кем извиняться. Все, что я должна — это любить себя, а не гнобить себя.
Я могу злиться иногда, могу ошибаться, могу быть эгоистичной, подчас жадной или ленивой. И я замечательная и такая тоже. И для того, чтобы это исправить, мне не нужны лекции и пинки. Я достаточно уравновешенный и здоровый человек, чтобы заняться работой над собой самостоятельно. Без истерики и вхождения в круговорот самобичевания.
И пусть этот год будет отличным!»
Прочитала этот пост в группе — и просто окунулась в свои размышления многолетней давности. Еврейские праздники — а точнее, то, как они проводятся в нашей ультраортодоксальной общине, сыграли большую, если не решающую роль в моем уходе из религии. И осенние праздники стоят особняком в ряду того, с чем я не смогла справиться, свыкнуться, с чем не смогла согласиться.
С сайта Толдот https://toldot.ru/articles/articles_1312.html : «Канун Рош аШана подобен дню перед судом. Поведение человека должно быть максимально серьезным, а его действия — праведными. Мы должны раскаяться в ошибках, совершенных в течение года, и принять обязательство не грешить.В канун дня Рош аШана встают до наступления утра для чтения Слихот и покаянных молитв, стараясь завершить тшуву, ибо это последний находящийся в нашем распоряжении день перед Днем Суда, когда все создания проходят перед Творцом как скот перед хозяином. В этот день мы более, чем когда-либо, остерегаемся обидеть другого человека или иначе согрешить перед ним, и стараемся, чтобы ничто не отвлекало нас от процесса тшувы.Вдумаемся: ведь человек, который должен предстать перед судом земного, смертного царя, непременно испытывает смятение и страх, и ему не придет в голову заниматься посторонними делами — он всецело поглощен подготовкой к суду и думает о том, как ему снискать царскую милость и умолить царя о прощении. Насколько же серьезнее должно быть его поведение, когда он предстает перед Царем царей. Всевышним, которому известны все тайны сердца».
Месяц Элул и особенно канун Рош аШана я терпеть не могла. Невероятно трудно в течение столь долгого времени стараться соответствовать тому, что не чувствуешь. Ну а просить прощения непонятно у кого непонятно за что — мне каждый раз было сложно. Да и вообще жить вот так, «под прицелом», непросто. То есть мозгами я понимала и себя уговаривала: я плохая, вот тут делала плохо, и тут не так как надо, и даже благочестивые учительницы из нашей школы показывали нам пример: вели блокнотики с записями своих грехов, чтобы за них перед Рош аШана попросить прощения — но уговоры уговорами, а действительно проникнуться всем этим было и сложно, и утомительно. И отдельно помню свои попытки максимально сосредоточиться в дневной молитве «Минха» и всегда ощущение недоделанности: что тут отвлеклась мыслями, и тут недопокаялась…
Утренняя молитва в Рош аШана вместе с Мусафом — отдельное испытание. Она длится долго. Совсем долго. Очень долго. Начиналась утренняя молитва до рассвета, заканчивали же мы ее незадолго до обеда.
Помню стояние в синагоге часами, когда вокруг все рыдают — у каждой молящейся приличной женщины обязательно должен быть пакет с бумажными носовыми платками, ведь в молитве своей она умоляет бога о прощении, самое место слезам. Мне в эти моменты было всегда неловко — я не рыдала и даже носовые платки в синагогу не носила.
Эти часы помню с ужасом, я их просто боялась. Дико боялась. Ощущение непонятного времяпровождения, когда рыдая надо распевно читать вместе со всеми канонические тексты, веря, что от этого там на небе поставят нужную галочку — да, я уговаривала себя, что все так и есть, что есть та Небесная бухгалтерия, где тем, кто рыдает покруче и раскаивается поцветистее, отвесят лучшей жизни, — но поверить в это у меня не получалось. А что получалось? Получалось, что надо встать до рассвета и идти в синагогу заниматься непонятно чем в течение многих часов.
Пытаюсь резюмировать, что мне так мешало в эти дни? Сильнее всего меня утомляла вот эта месячная необходимость раскаиваться, плакать и молиться. Утомляли многочасовые стояния в молитве в синагоге — в ощущении вот этой греховности, попытке вымолить прощения, в рыданиях (которые не рыдались) и несоответствия меня тому, что от меня требуется. С течением времени я поняла, что для меня совершенно не нужно впадать в молитвенный экстаз, заливаясь слезами, чтобы исправить свои недостатки, чтобы помириться с кем-то, чтобы начать вести какую-то новую жизнь или осознать свои проступки. Все это можно сделать наедине с собой, в своем темпе и ощутив потребность самостоятельно, а не согласно календарю.

Излишне писать, что ничего общего с радостью у этого праздника я не ощущала, и даже словом «праздник» мне эти дни всю дорогу было сложно называть. И когда я сейчас вижу радостные фотографии френдов за красиво накрытым столом, у меня когнитивный диссонанс. Меня рвет на части от желания сказать: «Вы не знаете, что такое настоящий, традиционный Рош аШана, вы не знаете, как это утомительно, как это изматывающе». И потом думаю — и замечательно, что не знаете. Потому что сесть за красиво накрытый стол, подарить друг другу подарки — всегда хорошо и приятно, даже если изначально от вас в этот день кто-то, ведомый многовековой религией, требует убиться в покаянии.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x