Политика

Авигдор Либерман. Фото: Yonatan Sindel/Flash90

Белые ночи коалиции

Главное соглашение "Ликуда" с ортодоксами, предполагаю, - вовсе не принципы, а то, о чем не пишут, и то, что выражается в суммах. И это как раз те суммы, о которых Нетаниягу сказал, что требования партнеров выглядят так, будто они полагают, что у Израиля бюджет США. А что касается принципов… То как же без них? Как без них отчитаться перед своими избирателями?

Собственно, заголовок неверный. «Белые ночи» уже начались. А коалиции нет — как нет. Я пишу этот текст менее, чем за 60 часов до «dead line» — роковой черты, до которой Нетаниягу должен представить коалицию, или сложить с себя полномочия по формированию правительства. Если до недавнего времени я был практически уверен, что на последней минуте политический игры великий магистр коалиционных манипуляций Нетаниягу создаст коалицию, то теперь я в этом не совсем уверен. Хотя, все-таки, если бы делал ставки у букмекеров, я бы поставил на то, что Нетаниягу сумеет достичь успеха. Никаких веских аргументов для этого у меня нет. Просто я исхожу из своего жизненного опыта. Дело в том, что никогда еще в Израиле не бывало, чтобы после выборов правительство не удалось создать, и страна пошла на новые, столь же бессмысленные выборы. А статистика говорит, что то, чего ранее не было, имеет куда меньше шансов быть, чем то, что «будет как всегда».

«Белые ночи» означают, что ночи напролет будут вестись лихорадочные коалиционные переговоры в поисках компромисса. Это наша израильская – а может и мировая — традиция… Хотя, как говорил Жириновский, и здесь я с Владимиром Вольфовичем согласен, все самые опасные и худшие решения принимаются на ночных совещаниях.
Однако, как же выглядит ситуация на финишной прямой? Три дня назад в прессе появилась «утечка», что, дескать, на коалиционных переговорах «Ликуда» с ортодоксами «достигнут прогресс». Вообще, слово «прогресс» во всем, что касается ортодоксов, звучит как оксюморон. Зная с какими козырями сидят на этих переговорах ортодоксы, могу предположить, что «прогресс» достигнут за счет уступок «Ликуда». Собственно, если бы не театральный конфликт ортодоксов с Либерманом, то и об уступках речь не шла бы, потому что Ликуд даже не упирался бы.

Любопытная ситуация складывается. «Яадут а-Тора» утверждает, что желает сохранить статус-кво. Они лишь хотят, «чтобы все оставалось так, как было раньше». Три ортодоксальные фракции — ШАС, «Яадут а-Тора» и «Блок правых партий» — имеют все основания диктовать «Ликуду» свои условия. Я их прекрасно понимаю и даже не осуждаю. Любые политики при подобном раскладе сил вели бы себя так же.

А парадокс заключается в том, что и в НДИ тоже говорят о намерении отстоять статус-кво перед лицом ортодоксов, стремящихся превратить Израиль в «государство Галахи».

То есть, обе стороны подозревают друг друга в стремлении нарушить статус-кво, невидимый, как «большой привет от удава» из известного мультфильма. Никто не знает, что такое «статус-кво» в израильском варианте, и где проходит граница этого самого «кво».

На совещании переговорщиков «Ликуда» с представителями трех ортодоксальных фракций, если верить «утечке» (а верить в смутные дни формирования коалиции никому нельзя, потому что в правило игры входят вбросы фейковых новостей), было решено, что новая коалиция будет блокировать любые частные законодательные инициативы по вопросам религии и государства. А если вспомнить «пять пунктов» НДИ, то среди них есть требование принятия закона о запрете на проведение проверок ДНК. Вопрос, подпадает ли этот закон под «рубрику» отношений религии и государства?

Говорят, что так называемый «статус-кво» будет сохранен в части ситуации вокруг Стены плача и гиюра.  Хотя БАГАЦ уже обязал принять новый закон о гиюре. Не так уж мы рвемся пройти гиюр, да и нынешнее положение с молитвами у Стены плача волнует в основном представителей реформистского иудаизма, желающих молиться на участке без гендерного разделения. Так что, не думаю, что это так уж катастрофично для нас, светских обывателей.

В вопросе работ в шабат «Ликуд» и религиозные партии договорились, что они будут сведены к минимуму, и возможно, ортодоксы получат контроль за выдачей разрешений на эти работы. На самом деле, подозреваю, что работы в шабат тоже не столь уж принципиальны. В конце концов, около 400 тысяч израильтян, и большинство среди них – «кошерные» евреи,  работают в шабат. И это не только полицейские, медики, пожарные,  и прочие граждане, без которых суббота превратится в хаос, но и работники ресторанов, магазинов, супермаркетов и т.д. Так что, поднимая скандал вокруг работы пары десятков работников на строительстве пешеходном моста через Аялон или на электрификации участков железной дороги, ортодоксы прежде всего преследуют цель показать своей пастве, какие они принципиальные.

И главное соглашение «Ликуда» с ортодоксами, предполагаю, — вовсе не эти принципы, а то, о чем не пишут, и то, что выражается в суммах. И это как раз те суммы, о которых Нетаниягу сказал, что требования партнеров выглядят так, будто они полагают, что у Израиля бюджет США. А что касается принципов… То как же без них? Как без них отчитаться перед своими избирателями?

Камнем преткновения для создании коалиции стал закон о  призыве ортодоксов. Как я уже писал в своей предыдущей статье, с точки зрения харедим, разногласия с текстом закона в редакции министерства обороны, «минимальные»: харедим и Нетаниягу предлагают, чтобы квоты для призыва устанавливало правительство. А в тексте законопроекта, в котором Либерман не согласен изменить ни одной буквы (прямо Тора с Синая!), эти квоты четко прописаны. Тут мне вспомнился старый чешский анекдот: «У нас с Пепичеком небольшие разногласия насчет нашей свадьбы: я хочу выходить замуж в белом платье, а он вообще не хочет жениться». Понятно, что представители ортодоксов в правительстве при наличии 18 депутатов в коалиции легко продавят такие квоты, которые начисто выхолостят этот закон. Но на самом-то деле, закон изначально холостой. И Нетаниягу, и Либерман, и Лицман с Гафни прекрасно знают, что харедим служить не будут, независимо от того, что напишут в законе.

Моше Гафни, лидер партии «Дегель а-Тора», входящей во фракцию «Яадут а-Тора» в воскресенье утром заявил, что дело не в законе. Просто Либерман использует закон о призыве как повод, чтобы свалить Нетаниягу. Дескать, Либерман люто ненавидит Нетаниягу («прямо кушать не может», как говорил герой известной комедии)  и делает все, чтобы коалиция не была создана. Не думаю, что такая эмоция, как личная неприязнь, играет значение при принятии столь важных решений многоопытным и хладнокровным Авигдором Либерманом. И даже не в принципах дело. Это слово, говоря об израильских политиках, вообще следует всегда заключать в кавычки. За всем этим стоит расчет. Оправдается он или нет – это мы узнаем либо в ближайшие 60 часов, либо после выборов, если коалиция не будет создана.

Интересно, что обозревателями вообще не рассматривается вероятность того, что Нетаниягу вернет Ривлину мандат на формирование коалиции, чтобы тот мог передать его другому депутату. Хотя бы потому, что это, наверняка, будет означать конец эпохи Нетаниягу. Собственно, этот вариант не рассматривают и в «Ликуде». Поэтому уже подготовлен законопроект о роспуске Кнессета, который будет принят за один день сразу в трех чтениях, если только Лицман или Либерман не дрогнут. Пока же, на момент, когда я завершаю этот свой текст (воскресенье, 21.00) , Либерман не явился на встречу лидеров партий предполагаемой коалиции.

И все таки, мне трудно поверить, что мы снова окунемся в грязь предвыборной кампании, которая — по традиции и законам эскалации — обещает быть еще грязнее предыдущей.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x