Политика

Военная оперция в Газе. Фото: Atia Mohammed/Flash90

Кому это выгодно?

В день, когда в мечеть Аль-Акса были брошены гранаты, до создания правительства Лапида-Беннета оставалось всего пару дней. Но сразу стало ясно, что Мансур Аббас во время столь острого противостояния между арабами и евреями не сможет войти в коалицию. Он просто заморозил переговоры. Не отменил, а заморозил на время волнений. Обратите внимание, он не выступил с открытой поддержкой арабских бесчинств, а наоборот, призвал к умиротворению.

Сейчас я читаю новый роман Владимира Сорокина «Доктор Гарин». Среди действующих лиц романа есть восемь pb – political being. «Политические существа». Их восемь. Большая восьмерка. Они носят узнаваемые имена (только имена) – Дональд, Ангела, Эммануэль, Сильвио, Синдзо, Владимир, Джастин, Борис. Это — особые существа, не похожие на людей.

Вполне Сорокин мог бы добавить к ним уникальное pb с именем Биньямин. Я не раз писал в социальных сетях и публикациях, что верю в сверхъестественные способности Нетаниягу к политическому выживанию. Когда казалось, что уже все кролики в волшебной шляпе Биби закончились, откуда ни возьмись, выпрыгивает еще один.

Я не любитель хитрых конспирологических теорий, поэтому не буду утверждать, что вся нынешняя мини-война с ХАМАСом была задумана и спровоцирована Нетаниягу, чтобы предотвратить создание правительства «лагерем перемен». Бродит такая теория в социальных сетях и даже в СМИ. У меня нет на этот счет никаких доказательств, кроме разве что ссылки на рекомендацию дренеримского юриста Кассиана Лонгина Равиллы судьям искать «cui prodest?» — «кому это выгодно?». Сейчас я не рискну разобраться, с чего все началось: с заграждений у Шхемских ворот, выставленных полицией во время Рамадана, с традиционного и уже почти ритуального швыряния арабами камнями в полицейских во время молитвы на Храмовой горе, с конфликта с выселением арабских семей в Шейх-Джарахе или с провокационного визита туда депутата Итамара Бен Гвира…

В конце концов, горящая спичка была брошена, но вместо того, чтобы затушить ее или хотя бы дать ей тихо догореть, спичку стали щедро поливать бензином.  Причем, обе стороны конфликта.

Одно дело — обычные противостояния на Храмовой горе, благополучно заканчивающиеся несколькими синяками и арестами спустя несколько часов после окончания молитвы.  Совсем другое, — когда в мечеть Аль-Акса врываются полицейские и солдаты МАГАВ и начинают закидывать собравшихся светошумовыми гранатами.

Напомню,что бы мы ни говорили о причинах «второй интифады»,  начавшейся 29 сентября 2000 года, поводом к ней стало демонстративное восхождение на Храмовую гору Ариэля Шарона в сопровождении сотен охранников с чисто провокационной целью, чтобы сорвать подписание соглашений Барака с Арафатом в Кэмп-Дэвиде.  И пусть наша официальная версия для заграницы говорит, что арабы всё равно нашли бы повод для бунта, я (да и не только я) уверен, что тогда всё могло бы пойти по-другому.

Сейчас вторжение полиции в мусульманскую святыню, мгновенно превратило национальное противостояние в религиозное. А это куда опаснее. Тут стоит вспомнить еще один исторический прецедент: когда в апреле 2002 года сорок арабских террористов ХАМАСа укрылись в Церкви Рождества Христова в Бейт-Лехеме, ЦАХАЛ не стал штурмовать христианскую святыню, а осадил ее.Тогда после тридцати восьми дней осады все террористы были выпущены – кто в западные страны, кто – в Газу.

Страшно подумать, что могло бы произойти, если бы израильские военные начали бой на святой для христиан территории. Там, где стояли ясли, в которых родился Иисус (по христианской версии, разумеется). В день, когда в мечеть Аль-Акса были брошены гранаты, до создания правительства Лапида-Беннета оставалось всего пару дней. Но сразу стало ясно, что Мансур Аббас во время столь острого противостояния между арабами и евреями не сможет войти в коалицию. Он просто заморозил переговоры. Не отменил, а заморозил на время волнений. Обратите внимание, он не выступил с открытой поддержкой арабских бесчинств, а наоборот, призвал к умиротворению. Между прочим, есть мнение (его высказал Шломо Фильбер, исследователь общественного мнения в Израиле), что и ХАМАС подливал горючее с целью исключить вступление партии РААМ в правительственную коалицию – любую.

Я не буду обвинять Нетаниягу в разжигании конфликта. За меня это сделал лидер НДИ Авигдор Либерман. Он предсказал, что война не закончится, пока мандат на формирование правительства остается в руках Лапида:«Есть две стороны, заинтересованные в этой войне, — Нетаниягу, который ликвидирует правительство перемен, и ХАМАС. Нетаниягу — сообщник ХАМАСа, он его культивирует и укрепляет». Cui prodest, Конечно, Либерман – лицо заинтересованное.

А мне, убежденному атеисту, совершенно ясно, что кто-то – Бог ли, Дьявол ли, или какая-то неведомая Высшая сила – на стороне Биби и поставляет ему «кроликов».

В четверг грянула сенсация – Беннет объявил, что вопрос о правительстве «лагеря перемен» больше не стоит на повестке дня. То есть он из этой команды выходит.  Авторитетный комментатор 12 канала Амит Сегаль сообщил, что по его данным, выход был вынужденным, так как еще два депутата от партии «Ямина» объявили, что не поддержат такое правительство.

Что будет теперь? Мы возвращаемся туда же, где были назавтра после выборов. У Нетаниягу даже при поддержке Беннета нет заветного количества мандатов. На РААМ он тоже теперь рассчитывать не может, да и Смотрич только ужесточит и без того сверхжесткую позицию. На Саара Нетаниягу тоже вряд ли может надеяться.

Но, на мой взгляд, есть еще одно «слабое звено» в «лагере перемен». Как ни странно, это Ганц. Он устраивает всех в правом лагере. Во время конфликта он работает в полном контакте с Нетаниягу. И у него есть всё та же «отмазка»: «Я, во имя счастья Израиля и чтобы предотвратить пятые выборы, наступлю на горло собственной песне, и присоединюсь к правительству Нетаниягу, пусть даже заплачу высокую электоральную цену». Может быть, ему даже перепадет год-полтора в начале каденции побыть главой правительства (без переселения в особняк на улице Бальфур).

Если же этого не произойдет, у Нетаниягу в запасе есть еще один «кролик», все более обретающий реальные черты: прямые выборы главы правительства. Теперь уже совершенно ясно, что Беннету не быть премьером, даже по ротации. Уж слишком рискованно (или, наоборот, слишком осторожно) он вел свою игру. На пятых выборах ему уже вообще ничего не светит – перспективы Мофаза, Липкин-Шахака и других скатившихся с небосклона политических звездочек выглядят для него вполне реально. Поэтому он наверняка поддержит выборы главы правительства без роспуска кнессета. Особенно, если Биби «гарантирует» (кавычки здесь обязательны – мы знаем историю гарантий Нетаниягу) ему и его ближайшим соратникам место в будущих списках «Ликуда» плюс пару солидных министерских постов для него и Аелет Шакед. О возможной поддержке прямых выборов откровенно заявил Мансур Аббас. Здесь всё зависит от того, что получит в обмен на это арабская община. И если такой закон пройдет, то мы обречены на долгие годы правления Нетаниягу.

И не говорите мне после этого, что Нетаниягу – не волшебник!

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x