Политика

День выборов

Кому нужна демократия?

День выборов

День выборов

«Демократия — это теория, в соответствии с которой обыкновенные люди знают, чего они хотят, и заслуживают это получить, невзирая на последствия» — говорил американский сатирик Генри Луис Менкен. Он правильно это говорил… Недаром у нас, в ответ на любую жалобу, можно услышать: «Кто же вам виноват?! Вы же сами голосуете за них».

Недавно в статье «Гафсу будет сидеть в тюрьме» Илья Розенфельд рассказывал, как с большим трудом выиграл иск в БАГАЦе и добился того, чтобы мэр Нацрат Илит, Шимон Гафсу, был отмечен высшей судебной инстанцией как человек, неспособный занимать пост мэра.

«Несмотря на то, что Гафсу практически не выполнил ни одного предвыборного обещания, разграбил городскую казну, при этом повышая налоги, добился бегства молодёжи из Нацрат-Иллита и опозорил и запятнал своими коррупционными деяниями статус слуги народа и мэра, БАГАЦ принял двойственное решение: он отстранил Гафсу от власти за 2 месяца до выборов, но не запретил ему баллотироваться в градоначальники. С одной стороны, я добился победы. БАГАЦ явственно показал избирателям, что Гафсу не может и не должен быть мэром. Но даже БАГАЦ не может устранить человека с должности, если нет решения суда о его виновности. Это презумпция невиновности. Решать должны были избиратели. Гафсу, к сожалению, был переизбран. Избиратели города навредили себе».

Другими словами, избиратели способны выбрать заведомо проигрышный вариант. Выбрать кандидата, о котором заведомо известно, что он не может быть мэром. Выбрать дальнейшую деградацию города. Если соображения личной выгоды не объясняют голосование населения, то что же может их объяснить? Это ли не повод порицать демократию?

«Все думающие люди за Вас!»

Один сторонник однажды прокричал: «Губернатор Стивенсон, все думающие люди за Вас!» А Эдлай Стивенсон ответил: «Этого недостаточно. Мне необходимо большинство».

Думающие люди никогда не будут большинством. Когда в 1952 году Стивенсон проиграл президентские выборы Эйзенхауэру, то он заказал огромное исследование, чтобы выяснить причины провала. Исследование с цифрами, таблицами, картами и диаграммами.  Это заняло огромный том. Заканчивалось исследование словами: «Эдлай Стивенсон проиграл, поскольку получил меньше голосов, чем его конкурент». Но это мистер Стивенсон знал и без исследований.

«Зло не в ядре атома, а в душе человека» — говорил Эдлай Стивенсон. Это зло он победить не смог. Можно ли его вообще победить рациональным путем? В 1956 году Демократическая партия снова выставила Стивенсона против Дуайта Эйзенхауэра. И он снова проиграл, не сумев своими рациональными доводами победить ядерную энергию непонимания. Зато, когда в 1960-м демократы выставили против Никсона симпатягу Кеннеди, он победил, хотя, вероятно, годился в президенты куда меньше, чем Стивенсон.

Предвыборный плакат Стивенсона

 

«С их точки зрения»

Конечно, избиратели обычно отдают предпочтение политике, которая, с их точки зрения, соответствует общему интересу их нации. Но это не должно быть поводом для оптимистичного отношения к демократии. Ключевыми являются слова «с их точки зрения». Избиратели почти никогда не делают следующего шага, а именно — не задаются вопросом: «Является ли моя любимая политика эффективным средством для продвижения общего интереса?»

Как и в религии, в политике взгляды основываются на вере. «Я отношусь с подозрением ко всем вещам, которые считает верными среднестатистический гражданин» — говорил тот же Менкен.

Бывают случаи, что большинство заблуждается и действует вопреки собственным интересам. Поэтому и возник на Западе феномен интеллектуалов, которые пытаются убедить или переубедить большинство.

Зачем нужны политические технологии?

Возможность ошибки входит в правила демократической игры. Это действительно игра, у нее есть свои правила, она требует убеждения и соблазнения масс. При этом большинству избирателей нужно предоставить альтернативу, для которой они готовы будет отказаться от прежних позиций и от политиков, которые эти позиции олицетворяют. Это вопрос политических технологий.

На РеЛеванте неделю назад появилась статья Михаила Дорфмана «Деньги в трубу, или зачем нужны политтехнологи», вступление к которой мне особенно понравилось: «Солидные СМИ начинают политические комментарии с того, сколько денег собрали кандидаты. Если же разобраться, то 99% этих сумм направлено на обеспечение заработка политтехнологов». Как практикующему политтехнологу, мне очень хотелось бы, чтоб это было правдой, но это не так. Даже на плакаты уходит намного больше денег, чем на политических консультантов. Не говоря уже о том, что любая предвыборная кампания нуждается в оплате рекламы, съеме помещений, труде телефонисток, секретарш, транспортных, издательских и коммуникационных расходах и пр.

Возмущаться политтехнологами и политическими технологиями — это любимое дело многих пишущих о политике. Но, говоря о реальной политике, мы говорим и о технологиях. Топором можно рубить дрова, а можно отсечь голову. Как показывает практика, стоит правильно наладить процесс, и ты сможешь управлять результатом. Политические технологии хороши тем, что превращают в предмет управления и (в идеале) проектирования те явления и моменты социального мира, которые раньше не были и не могли быть таковыми.

Понятно, что предлагаемые политические технологии могут быть правильными или ошибочными. Как и предлагаемый адвокатом способ защиты в суде. Как и предлагаемый врачом метод лечения больного. Как и проект здания, предложенный архитектором. Но это не повод отметать юриспруденцию, врачевание, строительство или политическое консультирование.

В защиту демократии

Легко осудить политические технологии, легко обвинить во всех бедах самих избирателей, легче всего отмахнуться от демократии как таковой. Оппоненты говорят, что всеобщая невежественность избирателей, возможность коллективного внушения и политического манипулирования подразумевает, что демократия будет работать плохо. Если вы спросите о чем-нибудь человека, который собирается голосовать, то достаточно часто, вы, к своему ужасу, скорее всего сделаете тревожный вывод, что он не понимает, что делает. Люди, которые принимают жизненно важные для страны решения — избиратели, являющиеся к урнам для голосования — будто делают операцию на сердце, но в то же время не знакомы с элементарной анатомией.

Но на съемках передачи «Кто хочет стать миллионером», самый популярный среди студийной аудитории ответ оказывался верным в 91% случаев. Финансовые рынки, которые агрегируют прогнозы огромного количества людей, часто предсказывают события лучше ведущих экспертов.

В в следующей статье я попытаюсь доказать, что демократия, конечно, не гарантирует безошибочность, но уменьшает возможность ошибки при принятии важных политических решений.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x