Политика

Новые правые. Фото: Tomer Neuberg/FLASH90

Кто они – правые?

«Ликуд» теряет голоса, «Ямина» их набирает. Считается, что мандаты перераспределяются внутри правого блока. Но когда сегодня результаты опросов говорят, что правый блок может получить 64-66 мандатов, то не факт, что правый блок вообще существует.

У ученых есть такое неписанное правило: прежде чем начинать дискуссию по какому-нибудь мудреному вопросу, они договариваются о дефинициях. Просто, чтобы они одинаково понимали те или иные термины и определения. Вот я сейчас собираюсь обозревать правый лагерь израильской политики. Но для этого надо сформулировать, а что такое вообще правая партия в израильском контексте? И, начиная пытаться это определить, мы обязательно «поплывем». Границы между левым, правым и эфемерным «болотом» — центром у нас размыты настолько, что очень легко вступить на соседнюю политическую территорию и даже не заметить, во что вляпался. Как и в жизни, всё зависит от того, где находится тот, кто смотрит налево и направо.

Для Нетаниягу левые все, кто не за него, включая не только Либермана, давно записанного им в «леваки», но и Беннета, которого за левого можно принять только находясь в нетрезвом уме и не твердой памяти. Для Беннета же, как впрочем, и для Либермана и сам Нетаниягу с возглавляемым им «Ликудом», несомненно, левые. Поэтому, приходится полагаться только на своё субъективное мнение, которое каждый может оспорить, если захочет.

Поскольку экономические вопросы при определении «правая-левая где сторона» никогда даже не рассматривались, положение партий на оси координат определяется исключительно отношением к израильско-палестинскому конфликту. А если грубее, кто сильнее предлагает «прессовать» арабов.

Так вот, на мой взгляд, сейчас в Израиле есть только две левые партии, причем обе они – маргинальные – МЕРЕЦ и ХАДАШ, являющаяся частью Объединенного арабского списка. Причем, если ХАДАШ всегда находилась на обочине, то МЕРЕЦ терял свою позицию среди влиятельных политических сил по мере того, как всё более призрачной становилась перспектива израильско-палестинского примирения в обозримом будущем. В нынешнем составе кнессета партия представлена всего одним человеком – своим председателем Ницаном Горовицем. Правда, сейчас опросы сулят партии 6-7 мандатов, «если бы выборы состоялись сегодня», но это только за счет избирателей уходящей в небытие партии «Авода».

Оставим в «болоте» партии «Еш атид» и «Кахоль Лаван». Определение политических позиций партий, на мой взгляд, схоже с определением, кого считать евреем (или русским). Есть две формулы. Первая – Сартра: «Еврей тот, кого считают таковым другие». Вторая — формула   Жириновского, которая, правда, относится к русским, но, в принципе, универсальна: «Русский тот, кто считает себя русским». Вот я буду определять правые партии «по Жириновскому».

Правыми партиями себя считают НДИ, «Ямина», «Ликуд». Маргинальные, хоть и шумные  партии, вроде «Зеут» и «Оцма иегудит», не имеющие шансов преодолеть электоральный барьер, я в своем раскладе не учитываю. Особняком стоят «естественные попутчики» правых – ортодоксальные партии ШАС и «Яадут а-Тора». Они хоть и присягали на всех трех предыдущих выборах на верность Нетаниягу, в прошлом не менее естественно оказывались в левых правительствах Рабина (образца 1992 года) и Барака (в 1999 году).

Парадоксальным образом, говоря сегодня о правых партиях, мы говорим только об их лидерах. Сегодня можно по формуле Маяковского утверждать: мы говорим «Ликуд» — подразумеваем Нетаниягу. Соответственно, «Ямина» — это Беннет, а НДИ – Либерман. Наша политика, в отличие от политики большинства ведущих западных стран, абсолютно персонифицирована.

Сегодня можно по формуле Маяковского утверждать: мы говорим «Ликуд» — подразумеваем Нетаниягу. Соответственно, «Ямина» — это Беннет, а НДИ – Либерман. Наша политика, в отличие от политики большинства ведущих западных стран, абсолютно персонифицирована.

Поэтому и говорить надо не о партиях, а об их лидерах. Нетаниягу считает себя лидером правого лагеря. Собственно, таковым его считают и СМИ, и проводящие опросы общественного мнения институты. С ними сегодня не согласны ни Либерман, ни Беннет. Какой же он правый, говорит Либерман, если, придя к власти, не отменил ненавистные ему соглашения Осло,  в 1997 году подписал соглашение Уай-плантейшн и ушел из Хеврона, проголосовал за размежевание и уход из Гуш-Катифа, проявляет нерешительность в борьбе с террором ХАМАСа и позволяет Катару чемоданами ввозить деньги в Газу, подпитывая террор.  Беннет ко всему вышеизложенному добавляет, что при Нетаниягу продолжается разрушение домов поселенцев.

Ну и оба – и Либерман, и Беннет — не упустили случая сейчас попрекнуть Нетаниягу, что он нарушил свое обещание начать 1 июля аннексию части контролируемых Израилем территорий.

Ну, и впрямь, какой же он правый? – подумает обыватель. Ну, тогда стоит напомнить, что непререкаемо правый – даже икона правизны – Менахем Бегин подписал мирный договор с Египтом, вернув египтянам Синай с нефтяными вышками, курортом Шарм а-Шейх и разрушил еврейское поселение Ямит, что не поколебало его репутацию правого политика.

Тут я вспомнил высказывание Пушкина из письма Чаадаеву, что «правительство всё ещё единственный европеец в России».  По моему мнению, сильно нелюбимый мной Нетаниягу, тем не менее, «единственный европеец» в «Ликуде». Он понимает, что политика – это искусство возможного, и хотя щедро швыряется лозунгами и обещаниями, в реальной политике учитывает все риски, и не мчится на лихом коне с шашкой наголо. Известно высказывание Уинстона Черчилля: «Любой умный человек может составить план победы в войне, если он не отвечает за осуществление этого плана».

Нетаниягу, в свою очередь, есть что припомнить Либерману. Однажды лидер НДИ опрометчиво заявил, что если он был бы министром обороны, то лидер ХАМАСа Хания был бы уничтожен в течении 48 часов. Карты легли так, что Либерман стал министром обороны, а Хания живет и здравствует по сей день. По мне, так пусть живет. Да и Беннет на посту министра обороны был куда миролюбивей в отношении ХАМАСа и Газы, чем находясь в оппозиции.

Вспомним, на первые из трех выборов шел единый правый блок в составе «Ликуда», НДИ, «Ямина» и религиозных партий. Сначала от этого лагеря откололась НДИ. Вовсе не по причине классической правизны, а из-за противостояния с ультраортодоксами. После третьих выборов блок покинула «Ямина». И тоже не из-за идеологии (которая, похоже, давно умерла, разлагается, смердит, но никто не решается ее похоронить), а исключительно из-за личных амбиций. До принципов ли тут, когда на кону важные министерские посты! Сейчас уже и «попутчики» вряд ли подписали бы клятву верности лично Биньямину Нетаниягу. Они в открытую говорят, что сегодня бы подумали, кого рекомендовать на пост главы правительства. Беннет, памятуя, что в оппозиции легче набирать очки (в смысле – голоса избирателей), ибо о тебе судят только по словам, а от коалиции требуют еще и реальных дел, вовсю атакует Биби.

В результате – «Ликуд» теряет голоса, «Ямина» их набирает. Считается, что мандаты перераспределяются внутри правого блока. Но когда сегодня результаты опросов говорят, что правый блок может получить 64-66 мандатов, то не факт, что правый блок вообще существует. Конфигурация возможной коалиции на сегодняшний день выглядит далеко не однозначно. Обозреватели обратили внимание, что обычно не упускающий случая использовать антиклерикальную риторику Яир Лапид не присоединился к нападкам Либермана на ультраортодоксов в связи с их давлением на главы правительства в вопросах введения карантинных мер. И если сложить чисто умозрительный и пока маловероятный пасьянс –– «Ямина», «Еш атид», «Кахоль лаван», ШАС и «Яадут а-Тора», то, согласно последнему, якобы триумфальному для правого блока опросу, получится 60 мандатов. И тут опять всё будет зависеть от Либермана.

Но всё это, конечно, игры воспаленного ума. Мне лично ясно одно – на данный момент правого блока нет. Есть ли правые? Вопрос этот – чисто вопрос традиции. И дефиниций. О которых обычно договариваются ученые перед началом дискуссии. Но по нашему предмету вряд ли удастся договориться сегодня. Как впрочем, и в определении левых.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x