Еврейский мир

Премьер-министр Израиля Нафтали Беннет. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Почему религиозные не рады

"Политическая карта изменилась. Водораздел сегодня идет не по приниципу право и лево, а по принципу фундаменталисты и либералы". Разговор с Софи Рон-Мория о том, как и почему внутренний раскол в секторе религиозных сионистов получил вдруг государственное значение, почему религиозные не рады видеть "своего" на посту премьера, и почему эта коалиция крепче, чем кажется.

Итак, наш новый глава правительства — это Нафтали Беннет, религиозный сионист, носящий вязаную кипу. Позволю себе некоторый личный экскурс в прошлое. В далеких 90-х я училась в школе, принадлежащей к движению религиозного сионизма — далее РС, которое тогда представляла в Кнессете партия Мафдаль.  Одной из важнейшей целей религиозного сионизма тогда было стать крупным, влияющим на политику движением, а не оставаться мелким сектором где-то на орбите политической, культурной и общественной жизни. В секторе мечтали о том, как люди с вязаными кипами станут влиятельными культурными деятелями и займут важные посты в прессе, в судах, и, конечно же, в правительстве. Правда, о посте премьер-министра тогда никто даже и не мечтать не смел.

И вот — свершилось. Нафтали Беннет, казалось бы, это исполнение мечты РС о влиянии на израильское общество, особенно учитывая, что в коалиционных соглашениях присутствуют все самые заветные устремления «вязаных кип» — к примеру, конец харедимной монополии на назначение даянов (судей в раввинатских судах).

Так отчего же весь этот стон и плач, все это безумное разочарование и обвинение Беннета в предательстве? (Некоторые, особенно упертые представители сектора даже назначили особую молитву против правительства Израиля. Абсурднее этого ничего нельзя придумать, ведь вся идеология РС зиждется на том, что государство Израиль есть безусловное благо и за процветание государства и его правительства (любого!) молятся в синагогах каждый шабат). Ведь речь не идет о том, что Беннет вошел в коалицию, в которой все ключевые посты у левых, чтобы играть там роль фигового листка и сидеть на каком-то второстепенном посту ради собственной карьеры. Нет! Беннет сделал невозможное, он стал премьер-министром. Самым влиятельным человеком нового правительства, правительства гражданского единства. И это с шестью-то мандатами.

Неужели все дело в том, что религиозные сионисты сегодня настолько сроднились с Ликудом или лично с Нетаниягу? Или, может, дело в экстремальной ненависти к левым и арабам? Или же тут другие причины? Об этом мы поговорили с Софи Рон-Мория, адвокатом, публицисткой и журналисткой.

— Софи, так отчего же не рады ребята?

Ну, во-первых, некоторые — рады.

Во-вторых, действительно в 90-х такая победа представителя сектора воспринималась бы как пришествие Мессии. Но с тех пор прошло немало времени, и многое изменилось. РС поляризировались. Причем в обе стороны. В тех же 90-х, например, большинство свадеб были похожи: танцы были как правило раздельные, а еда и общение — совместные, люди сидели семьями. Сегодня же в более реакционных кругах «хардаль» все свадьбы полностью раздельные, а вот у либерально-религиозных сегодня даже танцы иногда смешанные. Свадьбы — это такая лакмусовая бумажка. Сегодня парень из более консервативных кругов, из ешивы «хардаль», просто не женится на девушке из либеральных — она же еще и феминистка небось, и в короткой юбке ходит… А то и в брюках…  «Мейнстрима», какой-то середины, почти не осталось.

— Это не только браки. Моей дочери скоро 15 , она в религиозно-либеральной школе, и в ее мире ценностей есть феминизм и гей-парад, а в мире ее ровесницы из ульпаны «хардального» направления есть гомофобная партия Ноам и много «цниюта» —  женской скромности. На деле у либерально-религиозных сегодня больше общего со светскими, а у «хардаль» с харедим, чем у двух этих частей одного сектора между собой.

— Более того, и общей цели у либеральных и «хардаль» больше нет. Возьмем, к примеру, выборы верховного раввина в 2013. Представители движения «хардаль» выступили тогда против кандидатуры главного раввина от религиозных сионистов (это был умеренный раввин Давид Став) и поддержали кандидатуру харедим, и это привело к расколу во фракции Беннета. Те же люди, которые не хотели тогда раввина Става, теперь не хотят Беннета. Они хотят союза с харедим, с ультрарелигиозными партиями. У них больше общих целей.

— Это еще более-менее понятно, но я слышу и тех, кто сами голосовали за Беннета, и они как бы разочарованы. Хочется спросить — но чем?!

Формально — потому что в этой коалиции Мерец и арабская партия, но я думаю, что это именно формальная причина. Потому что в этой коалиции существует «мораторий» на варианты решения палестинского вопроса. Неформально — во первых, люди часто мыслят иррационально. В их представлении, Беннет — естественный союзник Нетаниягу и харедим, и, конечно, Смотрича. Но, конечно, и культ личности Нетаниягу играет существенную роль. Как же так, Нетаниягу уйдет со сцены! Без него же и солнце не встанет утром. Многие люди в вязаных кипах всерьез так считают. «Он ведь знает, как надо!» И еще хуже — сектор РС, или многие его представители, испытывают комплекс неполноценности по отношению к ультраортодоксам. Потому что они «правильные религиозные». А мы неправильные, мы «лайт», как обезжиренный йогурт. И поэтому без харедим в коалиции все пропало, Тору отменят, кашрут запретят. Это, опять же, иррациональные страхи такие. «Все пропало, шеф, клиент уезжает, гипс снимают».

Важно еще понимать, что «хардаль» меньшинство в секторе (их от четверти до трети от всех РС) — но их слышнее всех. Они просто громче и лучше объеденины. Среди либеральных РС много индивидуализма, и очень многие вообще не голосуют за религиозные партии. Нет экономической зависимости от «своей» секторальной партии, как у харедим. Поэтому скорее всего большинство тех, кто ездил на демонстрации у дома Аелет Шакед или Беннета, это либо «хардаль», либо вообще харедим, скажем, бреславские хасиды там были.

— Я все же хочу вернуться к рациональным размышлениям… Может, в секторе хотят, чтобы Нафтали продавливал правую политику, а в этой коалиции не получится — там придется договариваться?

Не думаю, что дело в этом. Политическая карта изменилась. Водораздел сегодня идет не по приниципу право и лево, а по принципу фундаменталисты и либералы. В этой ситуации, которую еще не осознал полностью сектор РС, у меня возникает вопрос. Как Беннету удалось стать премьером с 6 мандатной фракцией? Как он стал пресловутым «язычком весов», той самой мышкой из сказки про репку, без которой невозможна ни одна коалиция, но который может войти и в ту, и в другую? Когда-то, когда у нас были две большие партии, правая и левая, в этой роли были как раз харедим. Потом там разместились центристские партии с антиклерикальной повесткой — Томи Лапид и его последователи. А сейчас там оказалась правые либералы, умеренно-религиозные и светские. Каким образом?

— Это на самом деле красиво, да. Если мы представим израильскую политику как систему координат от -10 о 10, на тему характера Израиля как еврейского демократического государства и тему религиозного засилия vs отношения религии с государством… То справа будут харедим и Смотрич, и с ними Ликуд, который стал совершеннейшим преданным партнером фундаменталистов… Все либералы оттуда ушли. А слева будут Мерец, Авода и Лапид с НДИ. И тогда как раз по центру встанут правые умеренные либералы, Саар и Беннет.

Именно. И поэтому они стали теми, от кого зависело создание коалиции. Кстати, существует еще одна система — экономическая, которая получила первоначальное значение в период коронакризиса. Нетаниягу, который когда-то позиционировал себя как капиталист, ратующий за средний класс, сегодня выступает в интересах двух секторов: крупного капитала и все тех же харедим.  Это сделало возможным создание блока «среднего класса и умеренного капитализма»: Лапид, Бенет, Саар и Либерман, который сегодня не может выжить электорально без среднего класса («полуторного поколения»). Блок центристских и правоцентристских партий, таким образом, представляет волю большинства и в сфере религии и государства, и в сфере экономики, и к нему прибавились левые, для которых приоритетным стал вопрос ухода со сцены Нетаниягу. Если мы примем в расчет мораторий на сферу отношений с палестинцами, при этом раскладе вполне может оказаться, что данная коалиция на деле крепче, чем кажется.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x