Блогосфера

Памятник жертвам ГУЛАГА. Фото: Татьяна Мэй

Без памяти

Памятник жертвам ГУЛАГА. Фото: Татьяна Мэй

Памятник жертвам ГУЛАГА. Фото: Татьяна Мэй

Несколько лет назад гуляла в Александровском парке ( Санкт-Петербург — прим. «РеЛевант»). Ну и вышла на Троицкую площадь, к памятному камню перед Домом политкаторжан, напоминающему, что революция делает со своими энергичными детьми. Вокруг него ликующе тусили две девчушки лет по 18, позируя для сосредоточенного парня постарше с цифровиком. Валун обнимали со всех сторон, к нему прижимались грудью, оттопыривая попы, или напротив, попами, кокетливо прогнувшись, ему строили рожки и глазки. Не успела я подивиться, зачем же они выбрали такой мрачный объект в качестве реквизита, как выяснилось, что румяной юности попросту в голову не приходит читать надписи. Когда девушки вдоволь наснимались, парень медленно, с запинкой прочел: «Узникам… Гу-ла-гА…» Так и прочел, с ударением на последнем слоге.

— Гулага, — сказала я тихонько.

— Гулага? А… а что это?

— Главное управление лагерей. Это серое здание – Дом политкаторжан. Его в двадцатые построили для бывших узников царизма и их семей. В награду за долгие страдания. А в тридцатые почти всех расстреляли, оставшихся отправили в лагеря, естественно.

Парень, надо отдать ему должное, внимательно слушал, забыв про подружек.

— А… политкаторжане – это кто? А! Знаю! Это… э-э… м-м… рас… раскулаченные?

— Гм…

Я уже стала подумывать, не надо ли объяснить, что такое царизм и узники, как девчонки, которые слушали и вовсе открыв рты, сконфуженно спросили:

— Нельзя, да?

— Что нельзя?

— Фотографироваться.

— Можно, можно.

И они радостно вернулись к камню.

Ну, а мы пошли во двор охотиться на граффити. Выяснилось, что в подъезде не работает кодовый замок. Конечно же, я полезла внутрь.

Дом политкаторжан

Дом политкаторжан

 

 Это оказалось очень тяжелое место. Гиблое. Не хотела бы я жить в доме с такой историей. А ведь строился как сбыча мечт и символ светлого будущего – с отдельными ваннами, горячей водой и солярием на крыше. Вот отдельных кухонь только не полагалось…

 …В 1937 году по ночам во двор стали приезжать черные эмки. Из 144 семей было репрессировано 132, взрослых расстреляли или сгноили в лагерях, детей отправили в спецдетдома. За счет тех, кого увозили, оставшиеся торопливо улучшали жилищные условия – не пропадать же добру. Не то чтобы я сверхвпечатлительна, но пробираясь узкими коридорами и разглядывая старые кнопки звонков, не могла отделаться от мрачных мыслей. На первом этаже объявление: «Уважаемые жильцы!!! Будьте бдительны!!! Не открывайте двери ваших парадных незнакомым лицам в вечернее, ночное время и в период проведения праздничных мероприятий. Начальник ДУ Комлева». Эх, где же ты раньше была, товарищ Комлева…

 На третьем – бумажка с надписью «Стучите!» Что у жильцов просто не работает звонок, соображаешь только через пару секунд…

Блог автора на FB

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x