Родительский день

Photo by Olivier Fitoussi/Flash90

Без зума и айпада: как учиться удаленно?

Дети из непризнанных деревень и из Восточного Иерусалима, дети беженцев, дети из ортодоксального сектора и просто из бедных семей не смогут учиться онлайн. Как сложится новый учебный год? Вопрос к министерству образования.

До нового учебного года остаются какие-то полтора месяца и, судя по всему, 1 сентября мы встретим в тени эпидемии, начавшейся четыре месяца назад. Об этом предупредил и министр образования Йоав Галант, представивший на прошлой неделе план своего кабинета. Он предлагает частично перевести средние и старшие классы на учебу онлайн, не отменяя полностью фронтальное обучение.

Увы, опыт прошедшего года показал, что для сотен тысяч детей дистанционное обучение невозможно в принципе, поскольку у них нет персональных компьютеров и доступа к Интернету. Это касается, например, детей из непризнанных деревень и из Восточного Иерусалима, детей беженцев, детей из ортодоксального сектора и просто из бедных семей.

Ассоциация за гражданские права обратилась к министрам образования, финансов, связи, а также к министру, ответственному за электронное обучение: “Израиль не имеет права лишать сотен тысяч детей возможности нормально учиться, а именно это мы наблюдали во время кризиса, случившегося в прошедшем учебном году, и можем увидеть в новом учебном году, равно как и в любой другой кризис”.

Мы обратились в министерство образования в надежде понять, готово ли оно к переходу на дистанционное преподавание, и как оно намерено сделать обучение онлайн доступным для всех. Мы также спросили, известно ли министерству образования точное число детей, которые не смогут учиться онлайн. Нам пока не дали ответа.

Усугубление неравенства

Еще во время карантина адвокат из Ассоциации за гражданские права Таль Хасин и адвокат из Клиники права и образовательной политики при Хайфском университете Харан Райхман подали первую петицию в БАГАЦ. В ответе от государства говорилось, что с открытием школ в мае петиция утратила актуальность, как и вся тема преподавания онлайн.

БАГАЦ признал, что в петиции поднимаются фундаментальные вопросы: “Важно, чтобы ответчики высказали все свои соображения в течение трех месяцев с момента обращения, главной при этом будет организация дистанционного обучения в чрезвычайной ситуации. План может включать в себя открытие специальных радио- и телеканалов, а также создание технологической базы, которая позволит эффективно вести обучение онлайн”.

Мы также спросили, известно ли министерству образования точное число детей, которые не смогут учиться онлайн. Нам пока не дали ответа.

Петиция представила данные Центрального статистического бюро Израиля: у 24% семей с детьми нет Интернета, у 15,7% семей с детьми нет даже одного компьютера. В документе также подчеркивается, что во многих семьях, имеющих доступ к Интернету, компьютеров не хватает на всех детей.

Центральное статистическое бюро Израиля уделяет особое внимание разрыву между еврейским и арабским секторами.

Доступа к Интернету нет у 21,7% еврейских семей и у 51,2% арабских семей. Домашний компьютер есть у 80% еврейских семей, но менее чем у 60% арабских семей.

Отчет главного экономиста министерства финансов, составленный во время первой волны эпидемии, объясняет: “Поскольку учебные достижения арабского и ортодоксального секторов исключительно важны для всего израильского общества в кратковременной и долговременной перспективе, переход на дистанционное обучение в нынешней ситуации может усугубить секторальное неравенство, особенно когда речь идет об арабском и ортодоксальном населении”.

Процент учеников, не имеющих компьютера и доступа к Интернету – данные на 2018 год

Ортодоксальный сектор – 72% без Интернета, 42% без компьютера, 41% без того и другого (из 303,094 детей)

Арабский сектор – 38% без Интернета, 26% без компьютера, 23% без того и другого (из 462,960 детей)

Еврейский сектор (не ортодоксы) – 8% без Интернета, 6% без компьютера, 2% без того и другого (из 968,098 детей)

Отчет главного экономиста завершался однозначной рекомендацией: “Если есть желание или необходимость перейти на удаленное обучение, важно подготовить базу на случай экстренной ситуации. Пока этой базы нет, следует взвесить частичный переход на дистанционное обучение как исключительно экстренную меру, при этом большая часть материала будет преподаваться очно. Это позволит не увеличивать разрыв между секторами”.

Пропавшие 20 миллионов

У министерства образования было достаточно времени, чтобы подготовиться к часу Х. В 2013 году отдел технологий при министерстве образования выпустил подробную инструкцию по организации дистанционного обучения в чрезвычайной ситуации. В ней упоминались такие моменты, как организация помещений, подготовка сайтов, разработка программы, создание специального телевизионного сайта. Подразумевалось, что школы будут практиковаться в дистанционном обучении в спокойное время, чтобы быть наготове в экстренной ситуации. Документ не объяснял, как быть детям из социально слабых групп населения, не имеющим возможности учиться онлайн, однако рекомендовал выявить этих детей и предложить им альтернативные варианты.

Во многих семьях, у которых есть доступ к Интернету, компьютеров не хватает на всех детей.

Реформа 2014 года, часть программы “Национальный план осмысленного обучения – переход в следующий класс”, подчеркивала абсолютную необходимость обучения технологической грамотности. Но и она не объясняла, как уменьшить разрыв между секторами и обеспечить малообеспеченным слоям населения доступ к современным технологиям. Школы, которые решили перейти на цифровые технологии, возлагали финансирование на родителей.

Из ответа на петицию, поданную Ассоциацией за гражданские права, мы узнаем, что в апреле 2020 года уходящий генеральный директор министерства образования Шмуэль Абуаб обязался выделить 50 миллионов шекелей на сокращение упомянутого разрыва, но обещание не было выполнено. Более того, как утверждает Ассоциация за гражданские права, “государство оставило от этих 50 миллионов всего 30 миллионов, но и их до сих пор не выделили. В пространном ответе государства не фигурировало ни одного предложения – как сделать дистанционное обучение общедоступным”.

Таль Хасин поясняет: “После обсуждения в суде десятки школ открывались и закрывались из-за новых зараженных, и суд признал, что решение было поспешным. Даже такие проблемы, как нехватку компьютеров или инфраструктуры, можно решить, когда есть истинное желание. Очевидно, что страдают целые секторы. В период карантина важно не только учиться, но и поддерживать контакт учеников друг с другом и с педагогом”.

Государство оставило от этих 50 миллионов всего 30 миллионов, но и их до сих пор не выделили.

В марте исследовательско-аналитический центр Кнессета опубликовал отчет под названием “Экстренный переход на дистанционное обучение в связи со вспышкой коронавирусной инфекции”. Составители отчета уже тогда предупреждали, что переход на преподавание онлайн может усугубить секторальное неравенство.

“Из данных министерства образования неясно, какой процент детей из разных социальных групп интегрирован в процесс дистанционного обучения, как удовлетворяются потребности учеников и педагогов, не имеющих доступа к Интернету и другим технологиям, без которых невозможно полноценно учиться онлайн, и как действует министерство образования, чтобы не допустить усугубления разрыва в период, когда школы закрыты”.

 

Ссылка на оригинал публикации

 

 

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x