Женская территория

congerdesign - https://pixabay.com/

Куда делись женщины-ученые

Израильтянки начинают учебу в ВУЗе относительно поздно – после армии. Следовательно, докторскую диссертацию израильтянка защищает в возрасте за 30. 32 года – неплохое достижение, многие получают докторскую степень в 33, 34, 35 лет. “А если я именно в эти пять лет собираюсь родить детей? Потом я уже не смогу создать семью. Я в ловушке”. Лектор бесстрастно ответила: “Вероятно, придется выбирать между семьей и карьерой”.

Перед самой эпидемией, на многолюдной конференции, посвященной сложной задаче поисков работы в израильском академическом мире, молодая женщина, делающая научную карьеру, услышала невероятное.

Две дамы сидели перед аудиторией и делились советами: ездить за границу, печататься, пробиваться. Все шло замечательно, пока не упомянули безжалостные часы, которые начинают отсчитывать время, как только аспирант подает докторскую диссертацию. Ему дается пять лет – чтобы заявить о себе в изданиях, получить приглашение на пост-докторат или на работу. Не уложился в срок – поезд ушел. Диссертация будет пылиться на полке. Она будет никому не нужна – как и вы сами.

Примечательно, что эти часы очень напоминают другие, близкие сердцу многих женщин мира науки. Я говорю о биологических часах. Израильтянки начинают учебу в ВУЗе относительно поздно – после армии. Следовательно, докторскую диссертацию израильтянка защищает в возрасте за 30. 32 года – неплохое достижение, многие получают докторскую степень в 33, 34, 35 лет. Это побудило одну из женщин в аудитории спросить: “А если я именно в эти пять лет собираюсь родить детей? Потом я уже не смогу создать семью. Я в ловушке”.

На что лектор бесстрастно ответила: “Вероятно, придется выбирать между семьей и карьерой”.

Что тут возразишь? Это положение дел отражает и статистика, представленная комиссии по продвижению статуса женщин ровно два года назад, в июне 2018. Женщины составляют 53% от всех студентов аспирантуры, в то время как в высшем преподавательском составе их доля – всего 32%.  Дело не только в дискриминации, влиявшей на назначения раньше. Даже если мы посмотрим, кого берут на работу сегодня, ситуация окажется немногим лучше: в большинстве ВУЗов доля женщин в академическом составе – около 35%. Куда делись все остальные? Скорее всего, они забирают детей из садиков.

Даже в этих башнях из слоновой кости, оплотах прогрессивной мысли, мы неожиданно часто и легко становимся жертвами стеклянного потолка. Девочки 80-х все детство слышали рассказы о том, как плохо было раньше: место женщины было на кухне, она не могла сделать карьеру, ей и не снились замечательные возможности современного мира.

Ничего подобного. Просто раньше ограничения были явными, а сегодня дискриминация прикрывается замшелыми бюрократическими предписаниями, вроде пятилетнего “срока годности” докторской диссертации, а также таблицами, которые оценивают научную плодотворность в самое важное десятилетие карьеры, 30-40 лет, когда – так уж вышло – женщина обычно становится матерью.

Давайте и дальше вопрошать – куда пропадают из науки талантливые женщины, родившие детей. Что с ними стало? Почему мы не видим их на руководящих должностях? Как жаль, у них был большой потенциал.

Вот только мы понимаем, что это все — притворные сожаления.

Согласно данным центра Тауба, среди работников в возрасте до 30 наблюдается почти полное гендерное равенство, но затем дискриминация женщин становится все более явной, в том числе и в зарплате. Это не приговор и не совпадение. Все дело – в стереотипе, и важно признать его, чтобы начать с ним бороться.

 

Оригинал публикации на сайте “Ха-Арец”

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x