Женская территория

Ультраортодоксальня женщина в Бейт Шемеш. Фото: Michal Fattal / Flash 90.

Женщин «затирают» не только в Кабуле

Израиль - это не Афганистан, а ультраортодоксы - это не талибы. Но существующие в Израиле экстремистские консервативные группы также стремятся отбросить статус женщин на сотни лет назад. Изоляция и сегрегация женщин, которые когда-то были присущи только небольшой горстке ультраортодоксов, где тоже без малейших колебаний замазывают на фотографиях даже портреты женщин-министров на церемонии приведения к присяге нового правительства, проникают и в общественное пространство.

Фотография мужчины, замазывающего  в центре Кабула стенд с рекламой свадебного платья, на котором изображены женщины, стала в последние дни визуальным символом надвигающегося захвата Афганистана талибами. И как и во всем мире, многие в Израиле с возмущением отреагировали на то, что было воспринято как первый шаг на пути к отнюдь не метафорическому стиранию женщин этой страны из общественной сферы. Для тех, кто видит в каждом повороте мусульманского мира оправдание израильской политики на «территориях», ХАМАС теперь стал неким подобием Талибана. Тот факт, что талибы являются экстремистской религиозной группой, выросшей из этнического большинства в самом Афганистане, им, конечно, переварить сложнее. Перефразируя известное высказывание Иегуды Эльканы, можно сказать, что в Израиле есть два народа: большинство, опасающееся «внешнего» Талибана, и меньшинство, которое опасается Талибана «внутреннего».

Кабул. Фото: социальные сети

И это совершенно верно. Не нужно совершать путешествие в Кабул, чтобы испытать шок от сцен стирания изображений женских образов. Это регулярно можно наблюдать и здесь, в Израиле. Это, например, рекламные плакаты на въезде в Иерусалим. Много раз я смотрела на замазанные чёрным цветом изображения женщин и думала о том, что бы произошло, если бы однажды на плакатах появилась фотография, скажем, Анны Франк или портрет нашей праматери Сары? Поколебались бы вандалы хоть несколько секунд, прежде чем основательно залить их лица чёрной краской?

Это явление характерно, увы, не только для Иерусалима, Бней-Брака и других районов с преобладающим ультраортодоксальным населением. Согласно данным, собранным адвокатом Ревиталь Ховель для организации «Женское лобби», только в этом году изображения женщин были удалены с десятков публичных вывесок по всей стране, и это только те случаи, о которых писали в средствах массовой информации. Недавно был разрушен рекламный щит с портретом олимпийской чемпионки, гимнастки Линой Ашрам. Кроме того, в этом месяце Яэль Бар-Зохар была заранее не допущена к участию в рекламной кампании в Иерусалиме, что, по всей видимости, является актом трусливой самоцензуры — столь же распространенного явления в районах, в которых случаются вещи такого рода.

Израиль — это не Афганистан, а ультраортодоксы — это не талибы. Но, как показало исследование Хило Глейзера в последнем приложении к газете «Гаарец» от 12 августа, существующие в Израиле экстремистские консервативные группы также стремятся отбросить статус женщин на сотни лет назад. Изоляция и сегрегация женщин, которые когда-то были присущи только небольшой горстке ультраортодоксов, где тоже без малейших колебаний замазывают на фотографиях даже портреты женщин-министров на церемонии приведения к присяге нового правительства, проникают в последнее время и в общественное пространство.

Правительство. Фото: ультраортодоксальный сайт «Бе-Хадрей-харедим»

Фактически, само государство часто участвует в изоляции и сегрегации женщин, а также не решает проблемы уничтожении вывесок. Участвует тем, что не следит за соблюдением существующих законов и не наказывает виновных. Достаточно ознакомиться с протоколом заседания парламентской комиссии по улучшению положения женщин, чтобы убедиться, насколько проблема сегрегации женщин не волнует полицию. Так, в ходе декабрьских слушаний по делу о вандализме против другой рекламной кампании представитель следственного управления полиции Дмитрий Ханенблюм сообщил, что из 25 дел, возбуждённых за последние три года, только одно было передано в прокуратуру. На вопрос председателя комиссии Одеда Форера о том, почему же остальные 24 дела были закрыты, последовал откровенный ответ: «Не знаю». Аналогичный ответ получила из полиции адвокат Ревиталь Ховель: «Невозможно с помощью компьютерной системы получить запрашиваемые данные о расследовании данных подозрений». Получается прямо, как в скетчах из «Маленькой Британии», где «компьютер говорит нет».

Эту ситуацию очень точно охарактеризовала в ходе парламентских дебатов депутат Кнессета Юлия Малиновски («Исраэль Бейтейну»): «Это происходит в двух шагах отсюда, в правительственном городке, но как будто никого это не волнует». Не «как будто», Юлия, а на самом деле никого не волнует. Потому что те, кто изображают возмущение тем, как замазывают изображения  женщин на уличных плакатах только в далеких мусульманских странах, но равнодушны к такому же точно явлению здесь, в Израиле,  — на самом деле совершенно равнодушны к положению женщин.

Оригинал на сайте «Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x