Гражданин мира

Фото: Дарья Бурякина, Белорусский портал TUT.BY

Женская река протеста

Образом Беларуси всегда была женщина – женщина в бело-красном наряде с венком или лентой на русых волосах. Да и сама Беларусь – женщина. Женщина сильная, мужественная и волевая. Женщина покорная и терпеливая, которая, поверив однажды, потом 26 лет терпела хозяина-садиста и, наконец, решила освободиться. Сегодняшняя Беларусь – женщина в белом, выходящая с цветами против ОМОНа.

Вчера тысячи белорусских женщин вновь вышли на защиту своей страны. По улицам Минска прошел Марш женских миротворческих сил, его поддержали цепи солидарности в разных городах республики. Как говорилось в призыве на акцию, ее цель – «напомнить мужчинам в силовых структурах о том, что кровь невинных с погон не отмоет ни одна домохозяйка». Женщины с цветами, одетые в белое, скандировали: «Саша, ты уволен!». «Место женщины у плиты… Могильной плиты диктатуры», «Многодетные войска», «Мы мацi, а ён нам не бацька!», «Belarusian revolution is made by women», – было написано на их плакатах.

Первые женские цепи солидарности появились на улицах Минска 12 августа, когда всему миру уже было известно, как лютовали карательные отряды белорусского ОМОНа в послевыборные дни. В знак протеста против насилия на улицы белорусской столицы вышли женщины разных возрастов в белой одежде и с цветами, затем к ним присоединились женщины всей Беларуси. Они выстраивались в цепи, взявшись за руки, они просто стояли – и пели. Столько песен на улицах Беларусь, кажется, не слышала за все последние 26 лет. Сегодня они уже ходят на акции протеста, как на работу (и это притом, что на каждой из них еще и держится собственный дом), потому что прекрасно понимают – если сейчас не удастся отстоять Беларусь, завтра у них просто может не быть ни дома, ни работы, ни, возможно, мужа. Потому что президент ОМОНа Лукашенко видит своих оппонентов именно в мужчинах и борется с мужчинами, он не воспринимает всерьез женщин с цветочками, совершенно не понимая, что его политическая смерть будет иметь женское лицо.

Фото: Дарья Бурякина, Белорусский портал TUT.BY

Женщины с цветами против мужчин с оружием – образ визуально настолько сильный, что, даже если не знать предыстории белорусского противостояния, не слышать ничего о страшных событиях 9-10 августа (если еще остались в цивилизованном мире те, кто об этом не слышал), один только этот образ дает полную картину происходящего и определяет отношение к нему. Вообще все образы белорусской революции – образы женские, все ее лозунги – лозунги женские. «Насильно мил не будешь, а если любишь – отпусти», – говорили представительницы объединенного штаба Тихановской в своем предвыборном обращении и точнее, наверное, не скажешь. И это противостояние – с одной стороны красивые молодые, умные женщины, а с другой ­– жалкий, всеми ненавидимый, цепляющийся за власть и поддерживаемый только силовиками Лукашенко (к которому после сцены с автоматом намертво прицепилась метафора Венички Ерофеева – «одряхлевший раз…ай-каудильо») производит настолько яркое впечатление, что становится очевидно: результат этого противостояния предрешен.

«Саша, сексизм тебя погубил», – было написано на одном из вчерашних плакатов. И это чистая правда. Трагической ошибкой Лукашенко стало то, что он недооценил домохозяйку Тихановскую и зарегистрировал ее кандидатом в президенты. «Общество не созрело для того, чтобы голосовать за женщину», – был абсолютно уверен он – и проиграл. Три предвыборных штаба, три женщины – Светлана Тихановская, Вероника Цепкало и Мария Колесникова – объединились, чтобы победить, и достучались до сердец даже тех белорусов, кто всегда был аполитичен, тех, кто прежде голосовал за Лукашенко, тех, кто не верил, что его голос может что-то изменить. Своим примером они сумели убедить главную целевую аудиторию – женщин, заставить их поверить в свои силы, в то, что это они решают, кому быть президентом, заставить выйти на улицы. Если простая женщина, домохозяйка, мать двоих детей, чтобы спасти мужа от тюрьмы, сумела победить свой страх, пройти предвыборный марафон и победить на выборах, это значит, что они очень многое могут. А когда женщины выходят на улицы, мужчины не могут оставаться дома. И когда в мужчин стреляют, их место занимают женщины.

Светлана Тихановская, ставшая символом протеста, абсолютно не политик, но уже сумела зарекомендовать себя лучше, чем многие политики. Хотя Лукашенко вынудил ее покинуть страну, то, что она делает сегодня, называется политической деятельностью (хотя, похоже, сама она это не очень осознает). Ее переговоры с европейскими лидерами, ее интервью западным СМИ сделали уже очень много для формирования общественного мнения в Европе и США относительно происходящего в стране и ужесточения санкций против режима Лукашенко. Она выдержанна в своих заявлениях, как настоящий политик, и при всей видимой мягкости мужественна, как мало кто. «Да, я не горячая, я не буду с плеча рубить, мне нужно посидеть, подумать. Возможно, люди называют это осторожностью, возможно, это так и есть, но я бы назвала это основательным подходом к каждому вопросу», – сказала она в интервью радио «Свобода», а ведь это и есть качества разумного политика. «Мы независимая страна, и независимость наша – это то, что не обсуждается и не продается», – это в другом интервью по поводу заявления Путина о помощи Лукашенко. На вопрос журналиста DW Константина Эгерта, какой должна быть последняя фраза в статье Википедии о Тихановской, когда она уйдет с политической сцены, она ответила: «Светлана Тихановская сыграла одну из ключевых ролей в обретении белорусами свободы». И, чем бы не закончился нынешний протест, можно не сомневаться, что так и будет – эта женщина уже вписала себя в историю страны, потому что, благодаря ей, прежней Беларусь уже не будет никогда.

Мария Колесникова. Фото: Фото: Белорусский портал TUT.BY

Мария Колесникова – единственная из трех белорусских граций, кто остался в Беларуси, и ее, похоже, ничем не напугать. Ее политическая карьера началась всего четыре месяца назад, когда она возглавила штаб Виктора Бабарико, но сегодня в республике ее знает каждый. Она заседает в Координационном совете, она выходит на протесты, она разговаривает с рабочими бастующих заводов, она взаимодействует со СМИ, она выступает с обращениями к политикам, чиновникам, представителям силовых структур, она встает между протестующими и ОМОНом у самого президентского дворца и разворачивает разгоряченную толпу, чтобы предотвратить столкновение. «Даже если это сложно, даже если на это потребуется время, даже если мы все будем страдать и нам будет плохо, мы останемся на стороне закона. Неважно, как сильно они пытаются нас напугать или что с нами делают. Как только мы начнем использовать их инструменты, мы проиграем», — говорит она в интервью Haaretz.

Вероника Цепкало кажется случайным человеком в этом триумвирате – она жена несостоявшегося кандидата в президенты и из-за угроз мужу вынуждена была покинуть страну практически сразу после выборов, но она по-прежнему работает на протест, вместе с Валерием Цепкало привлекая международное внимание к ситуации в стране.

В президиуме Координационного совета из семи человек четверо – женщины, помимо Марии Колесниковой, это доверенное лицо Светланы Тихановской Ольга Ковалькова, которая отбывает сейчас на Окрестина административные «сутки», международный медиатор, юрист Лилия Власова и нобелевский лауреат Светлана Алексиевич.

Образом Беларуси всегда была женщина – женщина в бело-красном наряде с венком или лентой на русых волосах. Да и сама Беларусь – женщина. Женщина сильная, мужественная и волевая, как те белоруски, которые пережили войну, оккупацию и подняли на своих плечах страну из руин. Женщина покорная и терпеливая, которая, поверив однажды, потом 26 лет терпела хозяина-садиста и, наконец, решила освободиться от его ига. Сегодняшняя Беларусь – женщина в белом, выходящая с цветами против ОМОНа.

Несмотря на традиционную патриархальность этой страны, женский протест появился в Беларуси не сегодня. Женщины в белорусской оппозиции были и раньше, просто к ним было привлечено меньше внимания. Женщина – верная спутница, жена, помощница политика – это вообще один из символов белорусской оппозиции. Журналистка Ирина Халип, жена белорусского оппозиционного политика, кандидата в президенты республики на выборах 2010 года Андрея Санникова, была задержана вместе с мужем на протестном митинге после сфальсифицированных выборов и осуждена на 2 года лишения свободы с двухлетней отсрочкой приговора по статье о грубом нарушении общественного порядка, а их пятилетнего сына пытались изъять из семьи. Марина Адамович – правозащитница, врач, юрист, жена известного оппозиционного белорусского политика Николая Статкевича, который был задержан одновременно с Сергеем Тихановским и находится сейчас в тюрьме, – тоже постоянно пребывает под угрозой ареста и, как и многие белорусские активистки, носит с собой «тревожную сумку» на случай задержания.

Наталья Радина – белорусская журналистка и главный редактор известного независимого новостного сайта Хартия’97 была арестована в декабре 2010 года сотрудниками КГБ за «организацию массовых беспорядков» (по этой статье ей грозило до 15 лет заключения), провела месяц в тюрьме КГБ и была освобождена по требованию международных правозащитных организаций с условием, что переедет из Минска в родной Кобрин. Два месяца она жила там под надзором КГБ, ее паспорт был конфискован, но ей удалось бежать. Сейчас она живет в Варшаве, продолжает заниматься правозащитной деятельностью и редактировать сайт. Политик, общественный деятель, журналист, учредитель газеты «Витебский курьер» Ольга Карач преследовалась за критику режима, ее несколько раз задерживали, в ее доме проводились обыски, тираж газеты неоднократно конфисковывался властями, а сайт «Витебского курьера» стал в Беларуси первым отключенным сайтом в списке независимых интернет-изданий. Общественная активистка и режиссер Ольга Николайчик была задержана 6 июня на пикете по сбору подписей за потенциальных кандидатов в президенты и провела в знаменитом теперь всему миру изоляторе на Окрестина в общей сложности месяц, из которого 22 дня ее держали в карцере – бетонном помещении 3х2 метра, куда ей выдавали в день два литра воды на все необходимые нужды.

Это фирменный стиль режима Лукашенко – насилие, угрозы, издевательства и унижение человеческого достоинства. Женщинам-активисткам угрожали изнасилованием, обещали лишить их родительских прав, если они не выйдут из предвыборной гонки. Светлане Тихановской в самом начале предвыборной кампании пришлось отправить своих детей заграницу вместе с бабушкой. Подобным образом пришлось поступить и семье Цепкало – детей увез Валерий Цепкало, покинувший страну из-за угрозы уголовного преследования. А какой личной трагедией закончилось пребывание на Окрестина для многих молодых девушек, больно не только говорить, но даже думать. И, тем не менее, белорусских женщин уже не остановить.

Любовь против ненависти, ненасилие против силы, цветы против дубинок, соблюдение закона против беззакония – разве так можно победить? Можно. Потому что в женской слабости ее сила. Потому что женщина, как спокойная и мудрая река, которая обтекает скалу на своем пути, но, когда взбунтуется, переполнится водами, разнесет препятствие в мелкие осколки или проделает в нем брешь и потечет дальше свободно и мирно. Лукашенко не устоять против женской реки.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x