Экономика

Фото: Hadas Parush/Flash90

Я согласен работать, но только по-черному

После того, как правительство пообещало продлить выплату пособия по безработице до июня 2021, молодежь решила не спешить с поисками работы и время от времени подрабатывать по-черному. Есть опасение, что молодежь привыкнет к безработной жизни.

Завод «Хулийот» в кибуце Сде-Нехемия, производящий трубы для строительной промышленности, срочно набирает работников. На прошлой неделе туда направили 20 кандидатов (половина из них прибыла через службу по трудоустройству). Впрочем, отбор завершился на стадии телефонного собеседования. Кандидаты прямо говорят, что находятся в неоплачиваемом отпуске, получают пособие и не заинтересованы в работе. Некоторые даже спрашивали, есть ли возможность работать по-черному, чтобы не лишаться пособия.

Орен Вольски, исполнительный директор предприятия, признается, что платит работникам минимум, но дает им возможность работать сверхурочно, в том числе в ночные часы, чтобы получать достойную зарплату. Сегодня ему срочно требуется десяток человек. Работу предприятию поставляет строительная промышленность, которая продолжала работать как обычно весь кризис, так что оно не пострадало. Работа на нем довольно тяжелая: она рассчитана в основном на молодых, которые хотят устроиться на несколько месяцев, накопить денег, получить подарок за неквалифицированную работу и поехать путешествовать или же пойти учиться.

Вольски вспоминает, что после первой волны эпидемии ситуация была иной. Желающие находились легко, молодежь действительно хотела работать. Однако после того, как правительство пообещало продлить выплату пособия по безработице до июня 2021 (или до тех пор, пока уровень безработицы не снизится до 10%), молодежь решила не спешить с поисками работы и время от времени подрабатывать по-черному.

Но теневая занятость возможна далеко не во всех отраслях. Промышленные предприятия обязаны отчитываться обо всех доходах и расходах. В гостиничном и ресторанном бизнесе, в торговле и сельском хозяйстве организовать работу по-черному несколько проще. Кроме того, эти отрасли пострадали от кризиса сильнее, чем промышленность, и люди, занятые в них, озлоблены из-за решений правительства. Бизнесы, полагающиеся на теневую занятость, страдают, поскольку государство выплачивает компенсацию только за официальный доход. Предприниматель, скрывавший свои доходы, рискует остаться у разбитого корыта.

Правительственный план выхода из кризиса оказывается неэффективным. Самые большие сомнения вызывает политика, поощрявшая работодателей отправлять работников в неоплачиваемый отпуск – с расчетом на то, что государство будет им платить. Именно из-за этого решения безработица достигла в апреле немыслимого уровня 27,6% и остается высокой даже после отмены карантина.

В конце прошлой недели центральное статистическое управление сообщило, что во вторую половину июня уровень безработицы составлял 12,3%. Это все – люди, до сих пор находящиеся в неоплачиваемом отпуске. Они числились на рынке занятости до кризиса, а сейчас не работают в связи с увольнением или закрытием прежнего места работы. Конечно, по сравнению с апрелем безработица значительно снизилась, но в июне ее показатели были ниже (11,8%), и это настораживает. Рост безработицы отмечает и служба занятости, которая видит больше новых соискателей, чем людей, сообщающих о возвращении на прежнее место работы.

С начала кризиса правительство предложило несколько планов оживления рынка труда (включая ссуды для бизнесов, которые могут компенсировать отсутствие доходов), а также особое поощрение работодателям за возвращение работников. Параллельно оно несколько раз объявляло о продлении пособия по безработице, пока не решило сохранить его до июня 2021. Кроме того, гражданам выплатили небольшое пособие на Песах, а на этой неделе на их счета поступит еще одно пособие (750 шекелей на человека, 3 тысячи на семью с тремя детьми).

Из-за кризиса множество молодых людей, снимавших квартиру, остались без работы и были вынуждены вернуться к родителям. Они утратили независимость, но надеются скопить немного денег, проживая с родителями и получая пособие. Раньше большая часть денег уходила на аренду жилья и текущие расходы. В нынешней ситуации молодые люди не платят за съемное жилье и могут сократить траты. Кроме того, их манит возможность подработать по-черному.

Возродим экономику и начнем разбираться с мошенниками

Налоговое управление знает об этом явлении, но пока не трогает ни молодежь, пытающуюся подработать по-черному, ни мелких работодателей. Пока налоговое управление и министерство финансов задались целью как можно скорее вернуться к прежней жизни и не душить бизнесы, даже зная, что кое-кто воспользуется ситуацией и решит злоупотребить льготами. После того, как экономика оживет, начнут разбираться с мошенниками – например, с теми, кто утаивает часть доходов в надежде получить компенсацию побольше.

Израильская экономика хорошо знакома с проблемой теневой занятости. По оценкам OECD, теневой капитал составляет около 22% от ВВП. Это один из самых высоких показателей на западе. Есть несколько условий, провоцирующих рост теневой экономики: высокие налоги, ощущение несправедливости, экономический кризис. Есть страны, где налоги выше, чем у нас, но в Израиле очень сильно ощущение общей несправедливости. Оно обостряется в состоянии нынешнего кризиса, особенно на фоне недоверия к правительству. Теневая экономика процветает еще и потому, что это возможно. Если в законе оказывается лазейка – ее непременно найдут и используют.

Рост теневой занятости наносит очевидный вред экономике, но сегодня следует упомянуть и еще одну проблему. Молодежь, которая привыкнет не работать, утратит трудовые навыки и будут ждать, что государство продолжит содержать их. Если же денег от государства не будет, они найдут способ заработать по-черному.

Нежелание молодежи возвращаться на работу отмечают не только владельцы заводов и фабрик. Рестораторы жалуются, что не могут найти курьеров, а гостиничный бизнес страдает от нехватки уборщиков. Очевидно, что правительство хочет защитить граждан, оставшихся без работы, но выбранный им путь может обернуться долговременной безработицей и ростом теневой занятости.

Именно поэтому Израилю стоит взять на вооружение немецкую модель – работник получает часть своей зарплаты от работодателя, а часть от государства. Это позволяет людям работать, пусть и на неполную ставку, и не терять квалификацию. Такая модель позволяет рынку развиваться и сохраняет доверие между работником и работодателем – в отличие от практики неоплачиваемых отпусков.

От обещания продлить выплату пособий по безработице до июня 2021 отказаться уже нельзя, так как это еще сильнее подорвет доверие к правительству, но мы видим слишком много побочных эффектов нынешних экономических программ (медленное оживление рынка, сознательный выбор сидеть на пособие, теневая занятость), а значит, самое время проанализировать их со всех сторон.

Нам стоит присмотреться к опыту Германии и других стран, поскольку они ощутимо пострадали от финансового кризиса 2008 года, и у них есть немалый опыт в реабилитации рынка труда. Израиль давно не сталкивался с кризисом такого масштаба, и поэтому его опыт ограничен. Он не создал сети финансовой безопасности. Израиль действует методом проб и ошибок, а это не только приводит к обнищанию страны, но и побуждает молодое поколение злоупотреблять государственной помощью.

Частные же предприниматели злятся из-за того, что государство не помогает им, а деньги достаются не тем, кому они действительно нужны. Налоговое управление рискует столкнуться с массовым отказом платить налоги. Нынешнее протестное движение частных предпринимателей – не что иное, как озлобленность на государство, которое не дает им права на пособие по безработице и никак не помогает в этом кризисе.

Все упомянутые явления порождены недоверием к правительству. Его последствия для экономики и общества трудно оценить, но очень легко ощутить.

Оригинал публикации на сайте «Маркер»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x