Зона безопасности

Разделительная стена. Фото: Sebi Berens, Flash-90

Аннексии не будет, забудьте?

Наши руководители, и особенно Нетаниягу, пристально отслеживают народные настроения, выражаемые в репрезентативных опросах, иногда явных, а иногда тайных, сделанных по специальному заказу политиков. Они следят за барометром общественного мнения и всячески стараются избегать любых радикальных шагов, которые могут вызвать широкое народное недовольство властью. Даже если приходится поступиться мечтой о Великом Израиле от реки Иордан и до Средиземного моря, или о двух государствах, израильском и палестинском.

Помните, 1 июля должно было состояться историческое событие?  Начало долгожданного и пышно анонсированного процесса аннексии, о которой плотно заговорили сразу после представления 28 января этого года в Вашингтоне «сделки века» Трампа. Тогда было впечатление, что аннексия начнется буквально сразу, что идеально отвечало тогдашним предвыборным планам Нетаниягу в его жесткой борьбе за «правый голос». Поначалу казалось, что и американская администрация не против такого шага, однако в конце концов она придержала пылких сторонников немедленной аннексии, которая в конце концов тогда не началась. Всё было отложено, как нам объяснили, до составления карт и образования постоянного правительства.

Тем временем правительство уже худо-бедно, но работает, причем во всех коалиционных соглашениях «Ликуда» с партнерами по коалиции прописана или их полная поддержка процесса аннексии, или, как в случае с «Кахоль Лаван», невозможность наложить право вето. Фактически Нетаниягу обеспечил себе полный карт-бланш на продвижение процесса в Кнессете и правительстве, и первый шаг должен был состояться именно 1 июля.

Однако эта дата прошла, а воз и ныне там. Американцы требуют от Израиля ответных шагов, начала переговорного процесса с палестинцами, и если израильское правительство решится на этот шаг, оно фактически выразит согласие и с теми пунктами американской программы,  в которых мы идем навстречу палестинцам, включая образование палестинского государства. Сообразившие это деятели в правом лагере повели энергичную войну против полного принятия плана Трампа, и это тоже не способствовало созданию благоприятной атмосферы вокруг аннексии.

Все это является лишь еще одним доказательством того, что Нетаниягу «заморозил» положение. Впрочем, есть мнение о том, что он с самого начала не собирался ничего аннексировать и демонстрировал желание это сделать лишь в своих политических целях. Конечно, можно указать на коронакризис как на главную причину откладывания аннексии на неопределенный срок, и в этом будет часть правды, однако если бы желание провести аннексию было достаточно цельное и мощное, нынешний кризис, связанный с пандемией, этому бы не был преградой.

Проще всего ситуацию в Израиле заморозить и ничего не делать. Стагнация — это наше все. Или, как это называют умными словами — управление конфликтом, причем без резких движений.

Если окинуть ситуацию с некоторой исторической перспективы, то можно увидеть, как лодка управления конфликта, тщательно избегая слишком резких движений, уже давно тащится куда-то, и не факт, что вперед. Стараниями поселенческого движения и его мощного лобби во власти, реальное положение в Иудее и Самарии сейчас таково, что многие и в левом лагере просто утратили надежду на то, что проблему можно будет решить разделением на два отдельных государства. В данный момент трудно найти деятеля в левом лагере, который, придя к власти, начнет реальную работу над решением конфликта. Но и в правом лагере очень и очень многие желают навечно законсервировать нынешнее положение. Если даже чрезвычайно дружественная вашингтонская администрация, признавшая Иерусалим столицей Израиля и признавшая израильский суверенитет на Голанских высотах, не готова давать Израилю разрешение на односторонние аннексионные шаги, то не является ли сохранение нынешнего вида «статус-кво» предпочтительной как тактикой, так, впрочем, и стратегией? Если результатом аннексии станут жесткие санкции от Европейского Союза и разрыв мирного договора с Иорданией, несладко от этого придется всем гражданам страны, невзирая на их политическую принадлежность.

И есть стойкое впечатление, что нынешнее положение более всего устраивает израильское общество в целом. В немалой степени стараниями правых пропогандистов, мирный процесс слишком уж ассоциируется с взрывающимися автобусами и ресторанами, а с другой стороны, односторонние шаги, такие как аннексия, тоже могут вызвать вспышку насилия. А когда дело обстоит как сейчас — относительное спокойствие, периодически прерывающееся привычными всплесками насилия между Израилем и сектором Газы, и спорадическими терактами палестинцев, в основном, на территории Иудеи и Самарии, за «зеленой чертой», то лучше не делать слишком резких движений. Зыбкое равновесие оно ведь тоже равновесие. Даже если приходится ради него поступиться мечтой о Великом Израиле от реки Иордан и до Средиземного моря, или о двух государствах, израильском и палестинском, живущим друг рядом с другом в мире и гармонии.

Наши руководители, и особенно Нетаниягу, пристально отслеживают народные настроения, выражаемые в репрезентативных опросах, иногда явных, а иногда тайных, сделанных по специальному заказу политиков, они следят за барометром общественного мнения в социальных сетях и СМИ, и в большинстве своем всячески стараются избежать любых радикальных шагов, которые могут вызвать широкое народное недовольство властью и последствиями таких шагов.

В сиюминутной перспективе это, возможно, и имеет свои преимущества, но, с другой стороны, это означает перекладывание проблемы на плечи последующих поколений. К тому же, ситуация с палестинцами не статичная, она постоянно меняется к худшему, поэтому тактика ничегонеделания фактически способствует усложнению проблемы. Все это слишком напоминает положение, которое сложилось перед первой интифадой, когда израильское общество было абсолютно уверено в том, что тогдашний «статус-кво» можно будет сохранять вечно, палестинцы примирились с отсутствием гражданских прав, жизнью в трущобах лагерей беженцев и работой на самых тяжелых и малооплачиваемых работах в Израиле. Взрыв первой интифады сломал эту иллюзию и результатом стали соглашения в Осло, по крайней мере на первой этапе получившие массовую поддержку населения. Вторая интифада, наоборот, ввергла в народ в пучину неверия в мирный исход конфликта. С тех пор только активисты с обеих сторон стремятся подтолкнуть руководство страны в желанную им сторону, а остальные лишь хотят, что нынешняя «тишина» продолжалась вечно.

И пока это будет оставаться так, трудно видеть радикальные шаги, которые резко поменяют ситуацию в том или ином направлении.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x